ПАВЕЛ САНАЕВ: «ЕСЛИ ТЫ ПОЛУЧАЕШЬ УДОВОЛЬСТВИЕ ОТ ТОГО, КАК УБИВАЕШЬ ВРЕМЯ, ТО ТЫ НЕ УБИВАЕШЬ ВРЕМЯ»

Павел Санаев большинству из нас знаком как писатель («Похороните меня за плинтусом») и кинорежиссер («На игре», «Нулевой километр»). Однако у Павла есть и другая сторона жизни — он аудиофил, собиратель винтажной аппаратуры и страстный меломан. Как он дошел до всего этого, собрал большую фонотеку и почему начал писать на своем сайте об аудиотехнике, мы и поговорили.

— Многие знают тебя как талантливого писателя, сценариста и режиссера, однако далеко не всем известно о твоем страстном увлечении тяжелым роком и винтажной Hi-Fi аппаратурой. Как случилось, что ты этим заинтересовался?

— Интересовался я этим с восьмого класса, но до 2007 года был не очень требовательным к аппаратуре. У меня был простой музыкальный центр, звучание которого долгое время меня устраивало. В 2007 году, приступив к работе над фильмом «На игре», я понимал, что меня ждет очень трудный этап — полтора года работы по 16-18 часов в день с регулярными недосыпами. Я понимал, что мне нужна какая-то энергетическая «подпитка» и купил себе первый в жизни комплект относительно приличной аппаратуры от компании Aleks. Колонки id570 Amati, которые стояли у меня долгое время, я по сей день считаю лучшей бюджетной акустикой, если не рассматривать винтаж.

В 2011 году я случайно купил деку Nakamichi, услышал, как вкусно звучит аналоговый звук по сравнению с привычной «цифрой», заинтересовался винилом и понеслось. На тот момент я даже не предполагал, что за этим последуют несколько лет непрерывных поисков, посещений различных выставок, прослушиваний многочисленных салонных и домашних сетапов и, конечно, попыток во всем этом разобраться. Безусловно, для человека, знающего цену времени, я потратил много часов странным образом, но мне было интересно. В этом смысле про меня хорошо говорит голландская поговорка: «Если ты получаешь удовольствие от того, как убиваешь время, то ты не убиваешь время».

 

— Какое место музыка занимает в твоем творчестве? Правда ли, что ты иногда работаешь под музыку?

— В моей жизни часто бывают дни, когда музыка не выключается по несколько часов подряд. Например, есть механическая работа, предположим, править текст. Удивительным образом музыка помогает в сценарной работе. Писать становится легче, появляется дополнительный драйв. А вот литературная работа требует абсолютного сосредоточения, и тогда меня лучше не беспокоить — никакой музыки, никаких звонков, никакого шума.

 

 

— Что в наибольшей степени оказало влияние на формирование твоих музыкальных предпочтений?

— До восьмого класса у меня было несколько записанных у приятелей кассет The Beatles и кассета Adriano Celentano — вот и вся фонотека. В 1983 году наш школьный двоечник и хулиган принес кассету группы KISS, я выпросил послушать. Альбомом «Alive II» я был потрясен: оказалось, что эта музыка адресована напрямую к моей нервной системе. Чуть позже другой школьный товарищ познакомил меня с творчеством Iron Maiden, и вот тут я уже окончательно «приехал».

Понимаешь, кому-то нужно умиротворение и вдохновение от классики, кто-то получает кайф от джаза, для меня же благотворнее всего именно роковая энергетическая подпитка. Поэтому, когда мне иногда говорят, что я ничего не понимаю и, дай бог, когда-нибудь дорасту до джаза, я улыбаюсь. Мне почти сорок восемь, сколько расти? Откровенно говоря, джаз для меня очень скучен. Под настроение я могу послушать некоторых исполнителей: Трио Оскара Петерсона, Сонни Роллинза, Дюка Эллингтона, но это знаешь… Да простят меня любители джаза — как лимончелло после еды, чтобы освежить рецепторы. Одна джазовая запись после пятидесяти роковых, а потом снова рок.

Также у меня был большой период увлечения классикой, когда друг-музыкант давал мне слушать различные пластинки известных композиторов. Некоторые классические вещи мне очень нравятся до сих пор, например, все скрипичные сонаты Бетховена. Но я не могу сказать, что у меня есть регулярная потребность это слушать. Драйв и необходимую энергию мне дает только рок-музыка, начиная с прогрессивного рока 70-х, заканчивая тяжелым металлом конца 80-х, и очень небольшим количеством современных групп.

В 80-е годы кассеты стоили дорого, каждая запись была на вес золота, и огромный пласт музыки в то время прошел мимо меня. Сейчас я его с огромным удовольствие для себя открыл. Мое основное внимание привлек период с конца 60-х по 73-й год, когда образовалось безумное количество рок-групп, которые, увы, снес нефтяной кризис, вызвавший сильное подорожание винила. В итоге остались только те, кто реально приносил деньги, те, что у всех на слуху: Black Sabbath, Deep Purple. А огромное число команд распалось, хотя среди них были десятки очень интересных коллективов, например, Skin Alley, Catapillar, Warhorse, Hurdy Gurdy.

— А как развивались твои взаимоотношения с техникой? Когда ты почувствовал, что тебе хочется от аппаратуры чего-то большего?

— Как я уже говорил, начиная работать над фильмом «На игре» я приобрел стереокомплект в российской компании Aleks. В то время всю мою фонотеку составляли компакт-диски, я и не предполагал, что музыка может звучать как-то иначе — вроде все на месте, вроде играет. Но несколько лет спустя случайно открылось, что все может быть абсолютно иначе!

Как-то раз, убирая комнату, я нашел у себя в ящике старые кассеты и подумал, что выбрасывать мне их не хочется, а слушать не на чем. Исходя из этих соображений, я решил приобрести какую-нибудь простенькую кассетную деку, которую планировал слушать от случая к случаю где-нибудь на даче. В итоге приобрел Nakamichi LX5, стоившую втрое больше, чем я собирался потратить на кассетник. Я услышал заметную разницу между звучанием кассеты и компакт-диска. Самым большим впечатлением стало то, что звук с кассетной деки будто бы вливался в мои уши, а не «вколачивался», как это происходило при прослушивании обычных CD.

Начав узнавать больше про Nakamichi, я заинтересовался аналоговым звуком, а через некоторое время с помощью одного знающего человека собрал себе приличный виниловый тракт. Ну а дальше захотелось выжать из системы максимум. Самое сложное было подобрать акустику: выяснилось, что современные производители не способны предложить ничего, что меня хоть сколько-нибудь устраивало бы по звучанию вплоть до цены в 25 тысяч евро. В общей сложности я переслушал не менее пятидесяти пар различных акустических систем, пока не остановил свой выбор на большой напольной акустике Diatone DS-5000.

 

 

— Пользуясь случаем, хочу задать немного личный вопрос. Сейчас в сети много интерьерных фотографий известных персон 70–80-х, которые, возможно, совсем не планировали рассказывать о своих домашних системах, но по сохранившимся фотографиям мы можем сложить некоторое представление об их вкусах к аппаратуре. Так, например, на фотографии знаменитого артиста Андрея Миронова, хорошо виден комплект из техники Sansui. Каким системам отдавала предпочтение московская богема 70–80-х?

— Мы редко бывали в гостях, где можно было встретить такую технику. Для творческой интеллигенции, с которой общалась моя семья, покупка чего-то подобного оставалась за гранью реальности. Могу лишь припомнить, что был такой кинодраматург Леонид Белокуров, у которого дома стоял комплект Grundig. И у режиссера Леонида Марягина, сын которого как раз познакомил меня с творчеством Iron Maiden, была высококлассная система отечественного производства с большими колонками типа Электроника АС. Система Марягина, кстати, звучала интереснее всего, что я слышал в детстве. Позже, когда я уже общался с ребятами, превратившими запись кассет в свой бизнес, слушать приходилось только среднеразмерные музыкальные центры и двухкассетники. Между собой мы с придыханием говорили, что у такого-то спекулянта была кассетная дека Akai с «частоткой 20-20», но нам такие вещи были недоступны. Чтобы записать несколько пластинок на этом Akai, мы везли их через всю Москву. По тем временам это были мои лучшие записи.

 

— А как супруга относится к твоему увлечению аудиотехникой?

— В этом отношении она руководствуется принципом «понять и простить». Она не любительница музыки, но благосклонно относится к моему увлечению, за что я ей искренне благодарен.

 

— Поскольку большей части нашей аудитории ты известен как человек, связанный с кинематографом, следующий вопрос назрел сам собой. Есть ли у тебя дома домашний кинотеатр и если да, то из каких компонентов он состоит?

— Нет и даже не планирую его заводить. Более того, моя супруга уже не первый год мягко намекает мне на то, что было бы неплохо избавиться и от телевизора, который мы не включали последние 5 лет. Все-таки кино мы привыкли смотреть в обычном кинотеатре просто потому, что куда-то пойти гораздо приятней, чем смотреть кино дома.

— Тогда расскажи о своем нынешнем аудиотракте. К чему удалось прийти и насколько ты доволен полученным результатом?

— Мой тракт — яркий пример того, как за вменяемые деньги можно собрать крутую систему, готовую отыграть практически любую музыку. Главный акцент, конечно, делался на тяжелый рок, поэтому в системе есть обусловленные этим нюансы — например, выбор головки звукоснимателя, усиление, да и сама акустика. Для классики, например, я бы собирал совершенно другой сетап.

Можно заставить звучать мою систему еще лучше, но я сторонник радикально-прорывных улучшений, а не микроскопических прибавок. Если уж улучшать, то всерьез, и в моем случае это может быть только установка активного четырехполосного кроссовера с четырьмя усилителями на каждую полосу и выбор катушечного магнитофона в качестве источника. Вот это бы я сделал со временем. А на танцы с бубнами, вроде бесконечного перебора головок звукоснимателей и кабелей, смешно тратить время и деньги. На данный момент меня все устраивает.

Как я уже упоминал, при выборе акустических систем я остановился на Diatone DS-5000. Все кабели за исключением силовых у меня мастеровые. Межблочные кабели — медная моножила, акустический — литцендрат. Силовые кабели — «Чернов Аудио». Для подключения цифрового источника я использую кабель с небольшим добавлением серебра.

Проигрыватель пластинок — мастеровой, созданный на базе Dual специально под легкий, одноопорный тонарм Mayware Formula 4 с ММ головкой ADC XLM MK2 Improved. У нее абсолютно натуральное звучание для той музыки, которую я слушаю. Эта головка дает тот же тональный баланс и детализацию, что и мастер-лента. Для пластинок, которые выходили после середины 80-х, головка MC была бы лучше, но таких пластинок у меня всего около тридцати. Фонокорректор также авторский, собранный на винтажных американских лампах Sylvania 12ax7wa. Предварительный усилитель — Audio Research SP-3 на таких же лампах. В качестве источника цифрового сигнала и по совместительству цифроаналогового преобразователя для прослушивания CD не вижу альтернатив студийному рекордеру Tascam DA-3000. Может быть, есть что-то лучше, но цифровой тракт меня не сильно интересует — для нескольких десятков записей, которых не существует в аналоге, Таскама хватает за глаза.

Для усиления я использую лампово-транзисторный биампинг. На средние и высокие частоты работает отечественный двухтактный усилитель Solo, собранный по схеме Сергея Глазунова на саратовских лампах КТ-66. Ну а с нижними частотами справляется транзисторный Sansui. К этой схеме я пришел, перепробовав много различных усилителей, включая очень мощные Technics SE-A-100 и «Антрацит» Разина и Мусатова. Ну, и один из самых главных компонентов — это, конечно, кассетная дека Nakamichi 1000 Tri Tracer, которую я последнее время слушаю чаще, чем пластинки.

 

— И все-таки, планируешь ли ты какие-либо изменения в своем акустическом тракте? Каким тебе видится его дальнейшее развитие?

— Теперь только активная система! Активный четырехполосный кроссовер и четыре усилителя — по одному на каждую полосу. Виниловый проигрыватель TW Acustic с тонармом Moerch. Катушечник. Также хочу сделать полную профилактику моему предварительному усилителю Audio Research SP3 1972 года выпуска. Его можно отправить в США прямо в компанию-изготовитель, и они полностью его обновят. Своими колонками я вполне доволен, хотя интересно было бы послушать Diatone DS-9000.

 

— Не боишься ли попасть в бесконечный аудиофильский круговорот техники?

— Никакого круговорота. В существующей системе я не хочу менять ни единого проводка — в ней все устоялось. Даже замена как бы не самого крутого силового кабеля на более крутой делает звук не лучше, а хуже — появляется неприятная долбежка. Все находится в равновесии. Переход к активной аналоговой системе — это не «круговорот», а выход в абсолютный космос. Улучшение на порядок. Я знаю, как это сделать, но по стоимости это тоже космос и нужно совершенно другое помещение. До тех пор, пока не будет соответствующих финансовых и жилищных возможностей, не вижу смысла даже размышлять в эту сторону.

На самом деле очень важно вовремя остановиться. Постоянный обмен шила на мыло у многих людей становится похож на психоз при полном отсутствии значительного результата. Неслучайно, когда мне предлагают послушать тот или иной кабель, я всегда вежливо отказываюсь, поскольку глобально это ничего не изменит. А вот замена проводки в тонарме когда-то повиляла прилично, но это неудивительно — представляете, что стало с тоненькими проводами за четыре десятка лет? Тонарм-то середины 70-х.

 

— Твоя система оставляет очень приятное визуальное впечатление. Насколько для тебя важен внешний вид компонентов?

— Он совсем для меня не критичен, если взглянуть на мой сетап, то все компоненты по большому счету смотрятся совершенно по-разному, а дека Nakamichi вообще похожа на большой сундук. Супруга, увидев приобретенные мной колонки, заявила, что они напоминают ей два холодильника. Я ответил: «Скажи спасибо, что не JBL, у которых фронтальная панель синего цвета. У тебя вообще случился бы интерьерный шок». На самом деле, мне кажется, что винтажные компоненты, собранные вместе, всегда смотрятся красиво. Самый большой недостаток моего сетапа — это самодельная стойка, но я совсем недавно закончил экспериментировать с усилением, а до того система все время трансформировалась. В будущем я планирую заказать стойку по собственному чертежу с обязательным столиком для проигрывателя винила и тумбой под катушечный магнитофон.

— Собирая свой сетап, в какой момент ты понял, что попал в точку?

— Поскольку я слушаю рок-музыку, для оценки качества стереофонического тракта я использую хорошее знание того, как должна звучать электрогитара. Я много слушал звучание электрогитар из ламповых комбо и знаю, что этот инструмент должен звучать тепло, объемно, плотно и осязаемо, а не как визжащий и скрежещущий слесарный инструмент, с которым его так любили сравнивать советские критики. Подбирая компоненты для своей домашней системы, я в первую очередь стремился добиться качественного звучания именно этого инструмента и, мне кажется, вполне этого достиг. Отдельное спасибо диатоновскому мидбасу на тканевом подвесе и среднечастотнику с куполом из титан-бора.

 

— У тебя есть набор записей, по которым ты тестируешь технику?

— Референсные записи, безусловно, должны отражать ту музыку, которую человек слушает. Если бы я слушал джаз, то ориентировался бы на живые акустические инструменты — саксофон, контрабас и т.д. В моем же случае это Iron Maiden «Strange World», Judas Priest «Beyond The Realms of Death», Deep Purple «Child in Time» в концертном исполнении, Pink Floyd «Shine on you Crazy Diamond» и Black Sabbath «Air Dance». Каждая вещь имеет свои инструментальные особенности, по которым я тестирую определенные параметры воспроизведения.

 

— Как ты относишься к теме создания универсального тракта, способного воспроизводить музыку разных жанров? Такое, на твой взгляд, вообще, возможно?

— Думаю, это невозможно. Допускаю, что тракт может быть более или менее универсальным, например, одно играет очень хорошо, а другое — вполне прилично, но хуже, чем это может быть сыграно на другой системе. Если бы я слушал классику, у меня был бы совершенно другой сетап — другой тонарм, другая головка, фонокрректор, акустика. При этом тракт, который бы идеально сыграл классику, мог бы совершенно ужасно играть рок. Кстати, я такие тракты несколько раз слушал. Поэтому, выстраивая систему, нужно быть готовым к тому, что какие-то музыкальные направления всегда будут звучать чуть хуже других.

 

— Насколько я помню, у тебя был активный период «борьбы с природой», когда ты занимался акустическим оформлением своей комнаты. Что тебя не устраивало и доволен ли ты в итоге полученным результатом?

— Как ты знаешь, я люблю крупную акустику, которая не слишком благоволит к небольшим помещениям. Столкнувшись с многочисленными резонансами, гудящими басами и прочими прелестями неподготовленной для прослушивания комнаты, я поставил шесть угловых, басовых ловушек. В итоге мне удалось добиться удивительного эффекта, при котором музыка заполняла собой все пространство. На сегодняшний день я не могу назвать акустическое оформление моей комнаты совершенным, однако вешать на стены дополнительные панели желания нет. Хочется все-таки жить в комнате, а не в звуковой студии. При этом, если ты обратил внимание, у меня стоят не классические басовые ловушки, а дифлекторы, которые что-то поглощают, а что-то отражают.

 

— Будучи приверженцем аналоговых источников, как ты относишься к усиливающейся роли цифровых носителей и источников сигнала?

— Это нормально. Сегодняшняя цифровая запись уже приближается к хорошим аналоговым образцам. У меня, например, была пластинка Leslie West 2015 года — она прекрасно записана в цифре. Проблема цифры существует, главным образом, для тех записей, которые в свое время были сделаны в аналоге.

Огромный пласт музыки, записанной на аналоговом оборудовании в 60–70–80-е годы, был переведен в цифру очень плохо. Главным образом это было обусловлено тем, что с помощью первого и очень несовершенного цифрового рекордера Sony оцифровывали с лент готовый мастеринг, чтобы потом записать его на компакт-диск, который, в свою очередь, сам по себе имеет ряд недостатков и ограничений (включая небольшой объем, вследствие чего теряется значительная часть информации). Поскольку 90% моей фонотеки относится к этому временному периоду, вопрос о цифровом тракте для меня закрыт, ведь никакая цифра не в силах конкурировать с аналоговой записью элементарно в силу отсутствия качественных цифровых записей.

И когда мне говорят, что я не слышал какого-то расчудесного ЦАПа, я отвечаю, что провел достаточно много времени, слушая самые лучшие ЦАПы от MSB только для того, чтобы лишний раз убедиться в том, что ни один из них не может сравниться с хорошим аналоговым проигрывателем пластинок. И дело не в качестве сетапа, а в том, что от плохой фонограммы попросту невозможно добиться хорошего звука. Именно поэтому для старых записей аналог, безусловно, лучше, что я всегда могу наглядно продемонстрировать.

Из этого правила есть, конечно, исключения. Например, сейчас выпустили HD-Tracks группы Queen, для которых оцифровали с мастер-лент каждый отдельный инструмент и заново пересвели. Эти цифровые записи звучат лучше пластинок, но таких примеров немного. Еще один интересный момент, хотим мы того или нет — при прослушивании цифры значительно быстрее наступает эмоциональное утомление. Есть несколько теорий, пытающихся объяснить этот феномен, и я лишь могу подтвердить его наличие, поскольку слушать цифровой звук, вне зависимости от качества тракта, больше полутора часов не в состоянии. А звук с аналогового источника могу слушать хоть сутки.

 

— Правильно ли я понимаю, что винил еще какое-то время будет востребован?

— Давай разделим реальную необходимость слушать в аналоге записи 60–80-х и модное нынче увлечение новодельными пластинками, которые звучат идентично компакт дискам.

Мне кажется, что сегодняшнее увлечение винилом носит в значительной степени тактильные причины. В век невидимых цифровых файлов людям хочется иметь возможность подержать в руках свою музыку, и пластинка в этом смысле выигрышнее, чем компакт диск. А оригинальный винил будет иметь свою цену всегда — и коллекционную, и аудиофильскую. Никакой цифровой источник не даст возможность услышать тот самый Led Zeppelin или Black Sabbath. Правильный звук остался только на виниле или на мастер ленте. С катушечниками, кстати, ситуация более грустная, чем с проигрывателями. Хороший современный проигрыватель купить можно, а вот катушечных устройств такого уровня как в 70–80-е годы больше не выпускают — их надо беречь.

 

— Используешь ли ты какие-либо аксессуары для ухода за винилом — антистатические конверты, моющие машинки?

— Машинка, конечно, нужна, но я пока обхожусь баллончиком с жидкостью для удаления пятен на тот случай, если пальцем случайно касаюсь пластинки. А мою пластинки в Галерее Винила Вадима Малахова на Лесной улице. Конверты у меня, разумеется, есть — каждую новую пластинку я после мойки обязательно убираю в чистый конверт. Ну, а щеточка, думаю, есть у каждого виниловода.

— У тебя есть какие-нибудь любимые головки, которые ты мог бы порекомендовать для проигрывателя виниловых дисков?

— Конечно! Из ММ головок это прежде всего ADC XLM MKII, Empire 4000, а из МС — Ortofon MC20, Lyra Etna и Ikeda SAI. «Лира» по тональному балансу очень близка к моей ADC, но более детальная и энергичная. Кстати, это не всегда хорошо: на многих записях, особенно 70-х, излишняя детальность разрушает целостность восприятия, расщепляя музыку на отдельные звуки. Ну невозможно слушать с МС-головкой Grand Funk! А вот для дисков, выпускавшихся с середины 80-х, когда дорожки стали плотнее располагаться друг к другу, преимущества MC-голов очевидны. Кстати, несколько своих самых любимых пластинок, относящихся к этому периоду, я записал на Nakamichi с винилового тракта, оснащенного тонармом Tri-Planar и головкой Lyra Etna. Звучат эти записи фантастически — заметно лучше, чем воспроизводит с пластинки мой собственный виниловый тракт. Ikeda SAI идеально подходит для классики — для этого направления музыки я лучше ничего не слышал.

 

— У тебя большая коллекция пластинок? Какие из них самые любимые и какая твоя самая любимая музыкальная композиция?

— На сегодняшний день их примерно три с половиной сотни. И еще приблизительно столько же альбомов записано на кассеты с пластинок и катушечных мастер-лент. Я беру в фонотеку только то, что мне очень нравится, что хочется слушать неоднократно. Честное слово, не понимаю людей, имеющих в фонотеке несколько тысяч альбомов. В году 365 дней. Даже если слушать по десять пластинок ежедневно, на что нужно много свободного времени, то владелец всего трех с половиной тысяч пластинок послушает каждую из них один раз в год!

Я меломан, а не коллекционер и не согласен слушать свои любимые альбомы так редко. Поэтому принцип составления моей фонотеки — только самые лучшие альбомы любимых жанров: тяжелый рок, блюз рок, арт-рок, про-рок, хэви- метал. Есть группы, у которых на большинстве альбомов всего до двух-трех хороших композиций, например, Whitesnake. Из таких композиций я делал на кассеты сборники. А самые любимые композиции, пожалуй, Led Zeppelin «Since I've Been Loving you», Pink Floyd «Shine on you Crazy Diamond» и Uriah Heep «Salisbury».

 

— Приходилось ли тебе сталкиваться с мнением, что музыка, записанная с CD на кассету, раскрывается в гораздо большей степени и звучит куда более эмоционально, нежели если она просто воспроизводится на проигрывателе CD?

— Да, это действительно так, и тому есть объяснение: пленка сглаживает цифровые артефакты, и запись звучит более аналогово. У меня есть некоторое количество цифровых альбомов, записанных на кассеты, чтобы облагородить звучание. Я даже подобрал кассеты, которые делают это наилучшим образом: хромовые Maxell XIIL-S. Но все-таки знаешь, гонять на Nakamichi записи с цифры — это все равно, что ездить за хлебом на коллекционном Ferrari. Такая роскошь только для избранных альбомов, которые того достойны. Последний Iron Maiden «The Book of Souls», например.

— Насколько мне известно, ты решил изложить свои наблюдения и опыт прослушивания различной техники широкой аудитории в виде цикла статей на своем сайте hiendmusic.ru. Зачем тебе это нужно и как складываются на этом поприще твои взаимоотношения с довольно консервативным Hi-Fi сообществом?

— Понимаешь, писать статьи и профессионально заниматься аудиотехникой – это совершенно разные вещи. Я неоднократно сталкивался с тем, что многие авторитетные, во всяком случае для меня, персоналии мира Hi-Fi попросту не в состоянии сформулировать свои мысли на бумаге и написать хотя бы небольшой связанный текст. Поскольку профессиональная работа сценариста и режиссера требует организации материала в структуру, то мне в силу профессии гораздо проще представить все накопленные знания в виде органичной и понятной системы.

В какой-то момент наблюдений и впечатлений стало так много, что мне захотелось поделиться ими с как можно более широкой аудиторией. Я много раз сталкивался с тем, что начинающие любители качественного звука, желающие собрать хорошую систему, заходят на различные форумы и не получают никакого дельного совета. Разные люди с разными взглядами советуют диаметрально противоположные вещи, после чего, как правило, начинают выяснять отношения между собой, забывая о том, кто задал вопрос. Когда все дают разнонаправленные советы, при том, что у вопрошающего нет возможности переслушать всю упомянутую технику, получается полный раздрай. Я же стараюсь писать свои статьи так, чтобы ознакомившись с ними, любой человек мог получить хороший звук гарантированно, не повторяя чужих ошибок, не теряя время и не рискуя деньгами.

Что касается моих взаимоотношений с консервативной частью Hi-Fi сообщества, то, конечно, многие люди относятся к моим публикациям очень ревностно — ищут в них малейшую зацепку, чтобы подвергнуть нападкам все суждения скопом. Типа: ты вообще кто такой, чтобы учить, сколько акустики за свою жизнь разобрал и собрал? Да, в том, что я пишу, иногда встречаются неточности, и я всегда благодарен, когда мне показывают, где я неправ. Но все свои статьи я писал не от фонаря. За каждым текстом стоит общение с более опытными людьми, от которых я что-то узнавал, пробы и ошибки, и обязательно результат, который вызывал прилив аудиофильского счастья. Весь мой четырехлетний опыт и все, что мне удалось узнать от более опытных аудиофилов, я выложил в свободный доступ, чтобы помочь начинающим системно разобраться в многообразии аппаратуры и определиться со своим выбором.

 

— Планируешь ли ты и дальше заниматься популяризацией своего опыта?

— Знаешь, каждая моя статья отражала или улучшения в моей собственной системе или впечатления от прослушивания хороших сетапов у других. Сейчас моя система уперлась в потолок, выше которого только переход к активному кроссоверу. Когда-нибудь я такую систему построю и тогда обязательно напишу про это. А сейчас скажу так: если на моем сайте нет какой-то информации, то значит, для строительства хорошей системы эта информация не нужна. Там описано абсолютно все, что нужно знать про аудиотехнику на уровне пользователя, а писать об этом лишь бы писать не вижу смысла. Лучше роман напишу.

 

— Какой совет и пожелания, ты можешь дать нашим читателям, которые только приступают к построению своей домашней аудиосистемы?

Первый совет — прочитать все статьи на моем сайте. Второй — строить систему под свои уши и пытаться найти свое во всем — в каждом элементе тракта. Для этого в первую очередь надо определиться с музыкой, которую планируется слушать большую часть времени. Затем можно приступать к выбору акустических колонок, которые являются самым важным элементом системы и на которых не следует экономить. Лучше все остальное купить попроще, и потом улучшить, но колонки купить максимально высокого уровня.

Звучание системы с Diatone DS-5000 я планомерно улучшал четыре года, и еще есть куда расти. Со средней акустикой я уперся бы в потолок практически сразу. Первым источником вполне может быть цифровой, и Tascam DA-3000 закрывает этот вопрос полностью.

Выбор усилителя — вопрос вкуса и кошелька. Хотите магии вовлечения и приятную середину — выбирайте среди ламповых. Если вам важна басовая атака и кач — пробуйте транзисторные. Проигрыватель винила — это уже серьезная тема и требует вдумчивого подхода. Покупая новодельные проигрыватели низкого и среднего ценового сегмента люди зря тратят деньги, в лучшем случае добиваясь звучания обычных CD. Как построить виниловый тракт, чтобы извлечь из него все плюсы аналогового звука, читайте на моем сайте.

 

Денис Виленский

КопияТОМАС СИЛЕССЕН, DENSEN: «ЕСЛИ ВЫ СМОТРИТЕ НА СВЕЖУЮ ЗЕЛЕНЬ, ОНА ДОЛЖНА БЫТЬ НЕ БОЛЕЕ ИЛИ МЕНЕЕ ЗЕЛЕНОЙ, А ЗЕЛЕНОЙ»

В мире, где одна технология стремится сменить другую, а срок службы вещей постоянно уменьшается, мы неизменно склонны воспринимать понятия надежности и времени как изначальных антагонистов друг к другу. Вместе с тем, сегодня мне бы хотелось познакомить наших читателей с человеком, осмелившимся бросить вызов этим взглядам, — владельцем и генеральным директором датской компании Densen Томасом Силессеном (Thomas Sillesen), предложившем пожизненную гарантию на все производимые компоненты.

— Томас, познакомьте читателей Stereo.ru с философией Densen. Чем отличается ваша продукция от других производителей?

— Прежде всего, Densen — это проект, который берет начало где-то в глубине моей души. К счастью, я могу позволить себе заниматься тем, что доставляет мне радость и удовлетворение. Именно поэтому я всегда относился к Densen как способу поделиться своими чувствами с другими людьми. Конечно же, в первую очередь это обусловлено моей страстью к бескомпромиссному воспроизведению музыки, без которой мне сложно представить своей жизни. Не случайно разработка каждого нашего продукта занимает длительное время и создается по принципу глубокой личной симпатии. Скажу проще: если я не удовлетворен качеством или звучанием нового продута на 110% , он никогда не поступит в производство.

Вероятно, это покажется странным, но разрабатывая новые продукты, мы в последнюю очередь думаем о рынке. Конъюнктура весьма изменчива, мы же хотим, чтобы наши клиенты пользовались компонентами Densen и спустя несколько десятилетий после покупки, поэтому стараемся всячески воздерживаться от любых решений, эффект от которых можно рассматривать исключительно в краткосрочной перспективе. Как только мы понимаем, что новое изделие получается по-настоящему удачным и ориентированным на долгосрочную эксплуатацию, мы готовы предложить его рынку. За это нас любят клиенты, но порой осуждают дистрибьюторы.

 

— Еще до того как услышать компоненты от Densen, люди обращают внимание на их необычный и узнаваемый дизайн. Расскажите о нем чуть более подробно. Что подтолкнуло вас к выбору именно такого стилистического решения?

— Мы придерживаемся мнения, что хороший дизайн прежде всего должен быть предельно функционален. Это скандинавский подход, получивший широкое распространение в Западной Европе, начиная с середины пятидесятых годов двадцатого века. Мы стараемся обойтись минимумом визуальных элементов, поскольку главной функцией наших устройств является полное погружение в музыку.

По этой самой причине в облике компонентов Densen нет ни одной лишней детали, например, винтов, которые лично я просто ненавижу. Мы делаем все, чтобы убрать их с поверхности наших вещей. Простите за резкость слов, но на сегодняшний день High End — это единственная отрасль, где люди позволяют себе продавать дорогой продукт, который выглядит так, будто он собран в гараже.

Неслучайно на общем фоне наши устройства не только звучат, но и выглядят как эталон и олицетворение качества. Во многом этот эффект подчеркивает наш любимый материал — экструдированный алюминий, который мы используем для производства корпусов. Этот металл не только обладает отличной теплопроводностью и отражает премиальную направленность нашей продукции, но и просто исключительно приятен на ощупь.

 

— Вы предлагаете пожизненную гарантию на свои изделия. Почему возникла такая идея?

— Пожизненная гарантия на наши продукты была у нас всегда, хотя в течение первых восьми лет мы, честно говоря, ее особо не афишировали, пока мой бывший коллега Мортен Нильсен (Morten Nielsen), ныне директор по продажам в Dynaudio, не предложил мне заявить об этом во всеуслышание. Поначалу я выступал категорически против этого, но в конце концов, после трех лет моего ворчания, ему удалось меня уговорить, и мы сделали пожизненную гарантию одним из важнейших элементов продвижения нашей продукции на рынке.

Обеспечить пожизненный срок службы устройства — это не какая-то невыполнимая сверхзадача, как это пытаются представить многие другие производители, а всего лишь вопрос желания и управленческого решения — установить цель и добиться ее выполнения. Для нас это означает, что мы просто должны быть гораздо более внимательными на этапе проектирования, подбора элементной базы и сборки, а сама продукция должна быть куда более высокого качества, нежели у других компаний, представленных на рынке.

 

— В каких странах производятся и собираются компоненты Densen?

— Все, из чего состоят наши компоненты, мы производим исключительно в Дании, в том числе печатные платы и корпуса, а самое главное — все инженерные работы. Так что Densen — это по-настоящему стопроцентный датский продукт.

 

— Вы продаете достаточно много компонентов во всем мире. Какие страны лидируют по продажам и насколько велика конкуренция на этих рынках?

— В настоящее время это, безусловно, Китай, хотя многие страны также в этом вполне преуспели. Что касается конкурентов, я не думаю, что они у нас есть, поскольку мы стремимся предложить рынку нечто совершенно особенное — свое уникальное звучание, качество, видение схемотехники. Во всяком случае то, что делаем мы, другие даже не пытаются повторять.

 

— Бытует популярная точка зрения, что техника высокого класса не может воспроизводить записи низкого качества. С другой стороны, компоненты Densen наглядно демонстрируют обратное, отлично воспроизводя не только аудиофильские записи, но и, мягко говоря, более чем посредственные фонограммы. В чем секрет?

— Не погружаясь в технологические тонкости, могу сказать, что за всю свою жизнь я был более чем на тысячи концертах, и главное, что я понял — то, что великие музыканты великолепно выступают даже в самых паршивых местах. Разумеется, по-настоящему музыкальная Hi-Fi система передаст слушателю всю палитру этих эмоций даже при самой плохой записи.

 

 

— В России мы привыкли говорить об «английском», «японском», «американском» звуке. Как бы вы могли в этом контексте описать звучание компонентов, в частности, усилителей Densen?

— Безусловно, такой взгляд на звук имеет право на существование. Сколько людей — столько и мнений. Еще не так давно разница между «английским» и «американским» звуком в значительной степени напоминала войну, но думаю, есть истина и в том и в другом представлении. Мы в Дании смотрим на все это со стороны, что, конечно же, дает нам некоторые преимущества в беспристрастной оценке тенденций развития аудиоиндустрии и выработке своего собственного подхода к звучанию наших компонентов. Не случайно каждый продукт Densen заимствует лучшее из английской, американской и японской школы звука, но, разумеется, с нашей датской душой.

 

— На Ваш взгляд, усилители Densen универсальны или имеют какие-то жанровые предпочтения?

— Честно говоря, я понятия не имею, какую музыку предпочитает Densen. Кроме того, я свято верю в то, что настоящие музыканты в первую очередь играют своей душой, своим сердцем. Именно этот живой музыкальный нерв мы в Densen и пытаемся ухватить, чтобы донести его до слушателя. Следуя этой логике, я могу утверждать, что усилители Densen определенно универсальны.

 

— В сознании многих меломанов имя Densen прочно ассоциируется с фирменной технологией нулевой обратной связи. Расскажите о ней. Действительно ли она так положительно влияет на звучание и если это так, то почему другие производители также не используют ее в своих изделиях?

— Попробую объяснить это доступным языком. Обычно схема стереофонического усилителя содержит в себе контур обратной связи, корректирующий сигналы на входе и выходе таким образом, чтобы обеспечить высокое качество выходного сигнала. Да, на бумаге это выглядит замечательно, но не стоит забывать, что для прохождения сигнала через усилитель требуется определенное время, поэтому сравнивается уже отнюдь не первоначальный сигнал, а сигнал, несущий в себе временные искажения.

При обычном подходе к проектированию и традиционных методах измерения искажений мы этого не увидим, но поверьте, это очень хорошо слышно. В отсутствие контура обратной связи наши инженеры спроектировали принципиально иную схему, что в конечном итоге привело к появлению усилителя с близким к нулю количеством временных искажений.

Нулевая обратная связь не только значительным образом уменьшает искажения, но и делает звучание куда более детальным, комфортным для прослушивания, даже на невысокой громкости. В некотором смысле звучание такого усилителя можно сравнить с изображением, при просмотре которого не приходится напрягать зрение и вглядываться в детали. Например, если вы смотрите на свежую зелень, она должна быть не более или менее зеленой, а именно такой, какой является в действительности.

Это похоже на мистику, но наши клиенты, как правило, сталкиваются с преимуществами обратной связи при весьма странных обстоятельствах. Например, пьют на кухне чай и вдруг замирают от того, что в комнате прослушивания происходит нечто по-настоящему волшебное!

Почему другие производители не делают то же самое? Прежде всего, потому что мы предлагаем рынку пакет взаимосвязанных фирменных технологий, содержащих ряд инноваций, которые попросту невозможно повторить, не зная всех тонкостей и нюансов технологических решений и процессов. Разработать нечто подобное не просто дорого, но и очень сложно. Во всяком случае, у нас ушло на это много лет.

 

— Означает ли это, что звук компонентов Densen узнаваем?

— О, да, безусловно! Даже сейчас, бродя по коридорам этой замечательной московской выставки, я легко могу остановиться и зайти в комнату, если вдруг услышу, что кто-то использует усилитель Densen. Поверьте, это удивительное чувство. Уверен, других владельцев Densen посещают те же самые ощущения.

 

— На протяжении последнего времени мы видим, как производители усилителей объединяют свои силы с производителями акустических систем. Планируете ли вы сделать то же самое?

— Этого никогда не будет. На мой взгляд, сотрудничество с каким-либо брендом, производящим колонки, — это прежде всего серьезный репутационный урон для производителя усилителей, поскольку косвенно указывает на то, что выпускаемые им продукты отнюдь не универсальны.

 

— Что вы показали на московской выставке Hi-Fi & High End Show 2017?

— У нас состоялась премьера — усилитель CAST AMP. В соответствии с нашей новой концепцией мы решили отказаться от встраиваемых модулей Wi-Fi в пользу внешнего модуля Chromecast Audio от Google. Поскольку его поддержка осуществляется столь крупной компанией, своевременное обновление программного обеспечения, полагаем, не станет проблемой.

CAST AMP — удивительное устройство. Он может показаться маленьким снаружи, но только посмотрите, что у него внутри! В его основе лежит моноблок B-390 стоимостью 40 000 евро, изготовленный еще в 2002 году! И, наконец, внутри него превосходный ЦАП, который в сочетании с усилением класса А дает по-настоящему впечатляющий эффект.

Мы анонсировали CAST AMP около месяца назад, но именно на этой выставке решили первый раз представить его на обозрение широкой публике.

 

— Как скоро усилитель появятся в наших Hi-Fi салонах?

— Полагаю, уже к середине мая он будет в российской рознице.

 

— Чем обусловлено сравнительно позднее появление на рынке первого стримера от Densen?

— Мы никогда не гнались за ветреной модой, отбирали только лучшие и максимально отработанные решения, достойные нашего бренда. Сейчас мы нашли способ сделать все правильно. Приоткрою тайну — в ближайшие пять месяцев мы покажем шесть новых продуктов, тоже использующих потоковую передачу данных.

Повторюсь, что мы намеренно не интегрируем сетевой модуль в корпус, чтобы придать большую гибкость, поскольку любые «современные» решения остаются таковыми очень короткое время. И если компонент Densen будет работать и оставаться актуальным спустя много лет, то его сетевой модуль может устареть через несколько месяцев. К тому же дополнительный источник электромагнитного излучения сказывается на работе устройства в целом.

Стоит сказать, технологии как у модуля Chromecast Audio дешевы только для крупных компаний типа Google. Если же подобный чип покупает небольшой производитель, цена значительно возрастает и становится не такой выгодной.

Наконец, это позволяет каждому заниматься именно тем, в чем он преуспел. Нет смысла конкурировать с бизнесом по разработке новых чипов и программного обеспечения, в который Google инвестирует миллиарды долларов.

 

— Расскажите о вашем видении ближайшего будущего в развитии аудиоиндустрии?

— Я думаю, есть тенденция к тому, чтобы вернуться к основам, к простым и лаконичным решениям. Люди постепенно начинают уставать от обрушившегося на них вала технологий, понимая всю его относительную бессмысленность.

Потоковая передача данных зачастую приводит к тому, что компании начинают производить более высокотехнологичный продукт, а не пытаются улучшить качество звука. К тому же, чем сложнее продукт, тем сильнее он зависит от конъюнктуры, а значит, быстрее теряет свою ценность, потому что появляются продукты, где инноваций еще больше… и так до бесконечности. И покупатели начинают догадываться, что качественный звук не имеет ничего общего с интерфейсом и его «наворотами».

 

— Имеются ли у Densen планы выпустить линейку цифровых усилителей?

— Таких планов у нас нет, хотя мы внимательно следим за этими технологиями. Если цифровые усилители со временем начнут звучать сопоставимо с нашими аналоговыми, то будем развивать и это направление. Поймите меня правильно, но для нас в Densen разговор об усилителях — это прежде всего разговор об эмоциях и в последнюю очередь о технологиях. Если мы почувствуем, что цифровые усилители способны обеспечить надлежащее качество звука, нет никаких сомнений в том, что мы будем использовать эти технологии в наших компонентах.

 

 

— Что вы думаете о массовом увлечении пластинками — «виниловом буме»? Есть ли у него какие-либо перспективы или это все-таки краткосрочная мода?

— Всякий раз, когда кто-то покупает музыку, независимо от формата, это очень хорошо, поскольку музыка — душа нашей индустрии. Винил мне очень дорог, ведь самое главное его преимущество заключается в том, что он «заставляет» прослушивать всю сторону пластинки, не переключая треки, как это делает большинство из нас, держа в руках пульт дистанционного управления. На мой взгляд, это является огромным плюсом.

 

— Какую музыку вы используете для тестирования ваших компонентов? Может быть, у вас есть список эталонных тестовых записей?

— Моя музыкальная коллекция очень разнообразна — от классики до джаза, от тяжелого рока до поп-музыки, от фолка и транса до экспериментальной музыки, которой и название-то придумать сложно. Все это я слушаю, и мне это нравится. Бывает, что какую-то музыку слушаешь под настроение.

Вместе с тем, у меня нет какого-то особого списка записей, которые я использую для тестирования. Скорее я буду слушать записи разного качества, сосредоточив все свое внимание на возникающем эмоциональном отклике.

 

— Какие колонки вы используете в процессе тестирования?

— У нас большой парк акустических систем, которые мы используем в процессе разработки новых продуктов, и мы должны быть уверены в том, что они не компенсируют недостатки конкретных колонок. Для нас очень важно, чтобы компоненты Densen отлично звучали с любой акустической системой.

 

— Расскажите, пожалуйста, о вашей домашней аудиосистеме.

— У меня стоят колонки собственного изготовления, которые я разработал много лет назад и с годами только улучшаю. Также мой домашний тракт включает моноблоки B-390, над которыми я работаю уже пятнадцать лет, предварительный усилитель B-275, проигрыватель компакт-дисков Densen B-475, тюнер B-800MkIII, прототип стримера для воспроизведения потокового аудио и некоторые другие прототипы Densen, которые были разработаны на протяжении последних нескольких лет.

 

— Какой звук вы предпочитаете цифровой или аналоговый?

— Аналог. Хотя, должен признать, я с удивлением обнаружил, что наше решение на Chromecast звучит лучше, чем CD!

 

Денис Виленский

КопияЛАРС МЁЛЛЕР, DALI: «МУЗЫКА — САМАЯ ЛУЧШАЯ ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ, КОГДА-ЛИБО СОЗДАННАЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВОМ»

Акустика Dali хорошо известна российскому меломану и аудиофилу. Некогда «иконы» (Ikon) этой датской компании можно было встретить повсеместно, и для немалого количества людей именно Dali стало точкой входа в Hi-Fi. На московской выставке Hi-Fi & High End Show 2017 нам удалось поговорить с менеджером по международным продажам Dali Ларсом Мёллером (Lars Møller), человеком очень осведомленным и способным говорить как на инженерные темы, так и о звуке вообще.

— На что опирается компания Dali, когда разрабатывает новые продукты: конкуренция, тренды на рынке, инженерные идеи?

— Конечно мы отслеживаем рыночные тенденции, но никуда не торопимся. И каждый раз, когда беремся за что-то новое, создаем качественный продукт, который обязательно будет востребован. Если он нам самим не нравится, то как мы предложим его покупателям? Поэтому и не спешим. Иногда мне кажется, что мы одна из самых медленных компаний в мире — цикл разработки акустической системы в Dali достигает трех лет, тогда как обычно компании декларируют от 7 до 9 месяцев. Но для нас принципиально важно, чтобы не было компромиссных решений по звуку, поэтому каждый продукт должен быть лучшим за свои деньги.

Собственно, цена — это первая задача при разработке колонок. Затем, прикинув форм-фактор и геометрические размеры корпусов, мы планируем сочетающуюся с ними элементную базу. Чем дешевле акустические системы, тем больше средств и времени уходит на разработку. Ведь если бюджет большой, то можно заказать дорогой корпус, комплектующие. А если бюджет лимитирован, приходится искать идеи, с помощью которых можно добиться лучших характеристик при меньшей себестоимости.

Наконец, мы верны нашему слогану — «In admiration of music» (пер. с англ. — «восхищение музыкой»), поэтому делаем все возможное, чтобы это «восхищение» досталось всем покупателям Dali, независимо от цены продукта.

 

 

 

— Есть ли у вас обратная связь с рынком — дилеры, медиа, опросы конечных потребителей?

— Это очень важно, иначе на рынке не выжить. Мы взаимодействуем с нашими потребителями, включая музыкантов, интересуемся их мнением. Мы получаем отклики от салонов, благодаря которым узнаем о том, какой звук, отделки, форм-фактор актуальны сейчас в их локациях.

В продолжение вопроса хочу рассказать о «профессиональных посетителях» Hi-Fi-магазинов. Продавцам хорошо известны люди, которые приходят в салон и подолгу изматывают своим разговорами, объясняют, как и на чем стоит слушать музыку. Они считают себя профессорами, и порой складывается впечатление, что багаж их знаний гораздо больше, чем у всех вместе взятых специалистов, разрабатывающих технику. Их очень часто ненавидят. Мы же относимся к таким людям с особым вниманием, поскольку из общения с ними подчеркиваем для себя много полезного. Ведь если прогнать такого человека, то он расскажет свои идеи кому-нибудь другому… Именно они делают удивительные открытия, потому что проводят бесконечные эксперименты с оборудованием, часто не в силах остановиться на достигнутом результате. По сути, это небольшие исследовательские центры, которые могут подсказать самые неожиданные подходы к решению волнующих нас проблем. Они как профессора, всей душой преданные науке, и уж точно не идиоты, как многие привыкли о них думать.

 

— Какие узлы и конструктивные элементы акустических систем производятся на вашей фабрике в Дании, а какие заказываются у других производителей? Зависит ли это от модели колонок?

— Основную ставку мы делаем на ручной труд наших специалистов и комплектующие собственного производства. Иногда приходится закупать недостающие детали у других европейских производителей, но это бывает крайне редко и никак не связано с положением тех или иных колонок в иерархии акустических систем, производимых нашей компанией.

 

— Планирует ли Dali расширять ассортимент не только бюджетных, но и премиальных линеек, например, дороже Epicon?

— Мы не стремимся к искусственному расширению продуктовых линеек, хотя у нас есть достаточное количество наработок, чтобы создавать АС сколь угодно высокого класса. Вместе с тем, звук и технологии, которые доступны нашим слушателям в линейке акустических систем Epicon, на сегодняшний день являются одними из самых совершенных в мире и вряд ли нуждаются в улучшении.

 

 

— Собирается ли компания после успешного выхода на рынок портативной акустической системы Katch дальнейшее продвижение в сегменте мультимедийных устройств, например, наушников или других беспроводных колонок?

— Планируем, несмотря на то, что для нас это относительно новое направление. Понимаете, мы довольно старая компания, возможно, даже немного старомодная, поэтому с волнением следили за тем, как рынок отреагирует на появление нашей новой активной беспроводной акустики Katch или серии акустических систем Kubik. Только после того как они получили положительные рецензии в самых авторитетных изданиях, мы наконец смогли немного расслабиться.

Например, процесс создания портативной системы Katch был не таким простым, как многие полагают. Эта колонка создавалась, прежде всего, на основе масштабных социологических опросов, в ходе которых нам удалось выяснить, каких качеств ожидает наша целевая аудитория от идеальной портативной акустики. В итоге мы выделили для себя пять наиболее важных требований, и только потом за дело взялись наши инженеры-разработчики.

 

— Правильно ли я понимаю, что основным из этих требований был не только отличный звук, но и мощный аккумулятор?

— Безусловно. В результате на зарядку Dali Katch требуется всего три часа, зато время ее автономной работы составляет в общей сложности около суток.

 

— Не могли бы вы прокомментировать очевидное сходство между Dali Katch и портативной системой A2 от компании Bang&Olufsen, обладающей аналогичным форм-фактором и компоновкой, но которая появилась на рынке значительно раньше?

— По дизайну они и правда похожи, однако между ними нет никакой связи. Более того, если внимательно изучить B&O A2 и Katch, вы увидите, что это совершенно разные продукты. Bang&Olufsen — прежде всего дизайнерская компания, Dali — акустическая, поэтому сравнивать нас бессмысленно.

Мы используем другие материалы, другие технологические и конструктивные решения. О чем говорить, если даже количество динамиков у этих двух систем разное. Так, например, на Katch установлен дополнительный низкочастотный излучатель, отсутствующий у A2. И конечно же, самое главное — звучание этих систем можно отличить без труда с первой секунды их работы.

В целом мне бы не хотелось противопоставлять наши компании, целиком положившись на мнение конечных пользователей продуктов. Кроме того, у нас совершенно разные аудитории, и если B&O, как мне кажется, покупают ради того, чтобы произвести впечатление на окружающих, то Dali — исключительно для услады собственных ушей.

 

 

— В последние годы многие производители возрождают некогда популярные форматы акустических систем, например, винтажный дизайн, как Yamaha NS-5000, JBL Studio Monitor 4312E и т.д. Не планирует ли и Dali выпустить нечто подобное?

— Возможно я кого-то разочарую, но таких планов нет. Мы тоже испытываем некую ностальгию по тем временам и дизайну, но все же куда больше думаем о настоящем и будущем. У нас нет задачи удовлетворить вкусы каждого. Зачем это делать, если дизайн наших колонок не только востребован широкой аудиторией, но и отлично вписывается в современный интерьер? О правильности нашей стратегии во многом свидетельствует успех модели Epicon с ее органичными и округлыми формами, такими далекими от перечисленных выше моделей.

 

— Не желаете ли возродить линейку акустических систем Dali Ikon, столь популярную в России некоторое время тому назад?

— Действительно, для своего времени Ikon стал прорывом и одной из самых титулованных акустических систем во всем мире. Более того, не ошибусь, если скажу, что название этих колонок на какое-то время стало синонимом бренда Dali. С момента своего появления они пережили несколько модификаций, к каждой из которых мы стремились подходить предельно осторожно.

С течением времени, осознав необходимость существенных изменений, мы решили предложить покупателям их усовершенствованную версию — Opticon. Изменения коснулись комбинированной высокочастотной секции, благодаря чему их звучание в значительной степени потеплело и стало восприниматься как более комфортное и живое. Не менее глубокие изменения коснулись и элементной базы, вследствие которых общее качество и технические характеристики колонок также заметно улучшились. Поймите, развитие не может стоять на месте. Если мы остановимся на достигнутом, то по большому счету предадим интересы наших клиентов. Мы просто обязаны выпускать еще более совершенные колонки, но Opticon, как мне кажется, очень близки по конструкции и звучанию к Ikon, только значительно лучше.

 

 

— На ваш взгляд, у колонок Dali узнаваемое звучание?

— Понимаете в чем дело, на протяжении многих лет для нас работают лучшие инженеры, которые делают все, чтобы сохранить исходное звучание в первоисточнике без потерь и без окраски звука. Все, что мы себе позволяем — это незначительное смягчение в высокочастотном диапазоне для более комфортного прослушивания. Об этом нас просят наши клиенты и, конечно, мы не можем им отказать. Кроме того, более мягкое звучание позволяет в значительной степени уменьшить шумы и искажения, которые часто встречаются в этой зоне спектра и при этом не имеют к музыке ни малейшего отношения. Если мы можем это сделать, мы это делаем.

Чтобы убедиться в правильности наших решений и при необходимости внести в них корректуру, мы прослушиваем множество различных записей. В частности, сотрудничаем с одной из крупнейших датских студий звукозаписи, а также немало времени проводим с профессиональными музыкантами и певцами, предлагая им прослушать свою музыку на наших колонках и высказать свое мнение относительно их звучания. Как правило, они остаются довольны, однако любые, даже самые незначительные замечания, мы учитываем и стараемся устранить.

 

— Многие производители акустических систем делают акцент на том, что их продукция не предназначена для воспроизведения аудиозаписей низкого качества, что, в общем-то, подтверждается прослушиванием. Как ведет себя в данном случае акустика Dali?

— Для начала хочу отметить, что записи низкого качества — это большая проблема для любого тракта. Если слушать хорошие записи на простых, дешевых колонках, то особой разницы, конечно, вы не почувствуете. Однако если попытаться воспроизвести записи низкого качества на акустических системах высокого класса, то станут очевидны все огрехи фонограммы, поскольку акустика отыграет все — вплоть до самых незначительных деталей. По этой причине мы не любим записи, качество которых не удовлетворяет высоким стандартам воспроизведения наших АС. В хорошем тракте не должно быть слабых звеньев, поэтому, если в вашем распоряжении акустика Dali, обратите внимание на качество треков, чтобы впоследствии не испытать разочарования.

Если же вдруг услышите, что низкокачественная запись звучит хорошо, можете мне поверить — в этом тракте что-то сильно окрашивает звук: источник или усилитель, а возможно, что-то еще. С другой стороны, многим такой звук вполне может прийтись по душе, например, поклонникам ламповых усилителей.

 

 

— Это как-то связано с психоакустическими особенностями восприятия музыки?

— Разумеется. Даже упомянутые мной ламповые усилители являются ко всему прочему еще и отличной профилактикой стресса, просто потому, что на них очень приятно смотреть.

 

— Какие марки усилителей вы можете порекомендовать для работы с акустикой Dali.

— Я вряд ли смогу назвать какую-то конкретную пятерку или десятку усилителей, поскольку мы делаем все, чтобы наши акустические системы были дружественны к звукоусиливающим устройствам любых типов и любых производителей. Отмечу лишь, что такие модели, как Epicon и Rubicon, изначально требуют значительно более мощного усиления, поскольку слабый усилитель попросту не сможет раскрыть весь их потенциал.

 

— Какие же тогда усилители вы используете в процессе тестирования новых акустических систем?

— Наши разработчики подключают колонки к Denon, Naim, Marantz, Cambridge Audio. Для самых мощных акустических систем — более мощные усилители, например, Classe. И это не считая того, что мы также слушаем акустику дома в наших личных системах.

 

— Какие записи ставите в ходе тестирования?

— Мы отлично знаем, что от восьмидесяти до девяноста процентов покупателей нашей акустики будут слушать современную популярную музыку, включая рок. Тем не менее, в ходе тестирования, мы слушаем преимущественно всемирно известных вокалистов и музыкантов, уделяя особое внимание воспроизведению средних частот. При этом совершенно не важно — современная это музыка или классика. Главное, чтобы в итоге акустика легко передавала не только весь спектр музыкальных оттенков, но и эмоциональные ощущения. Лично я в этом отношении предпочитаю Андреа Бочелли (Andrea Bocelli). Только послушайте, как хорошо он записан! Именно такие записи позволяют нам оценить звучание тестируемой акустики и при необходимости аккуратно внести нужные коррективы.

 

 

— Расскажите о новинках, показанных Dali на выставке Hi-Fi & High End Show 2017.

— Прежде всего, это линейка акустических систем начального уровня — Spektor. Рынок давно ждал от нас красивые, отлично звучащие колонки с масштабными низкими частотами, при этом доступные по цене буквально каждому. Все эти качества, разумеется, были учтены при создании акустических системах семейства Spektor, представленных на этой замечательной выставке. Их создание потребовало от нас значительных усилий, в некотором смысле — это один из самых масштабных проектов в истории нашей компании. Достаточно сказать, что разработку мы начали около шести лет тому назад. Не случайно, глядя на Spektor или слушая их, вы никогда не догадаетесь, что они стоят столь дешево. Последнее лишний раз показывает, что, обладая достаточным запасом времени, мы способны реализовать практически любую идею.

Мы также рады представить мощные акустические системы семейства «S», ставшие настоящим прорывом среди колонок встраиваемого типа. Для нас было важно создать лучшую акустику в этом классе и, как мне кажется, мы достигли более чем впечатляющих результатов. Их конструктивными особенностями являются сочетание мощных активных и пассивных излучателей в закрытом корпусе из МДФ рекордно малой глубины.

 

— Каким вам видится развитие звуковоспроизводящей техники в перспективе пять-десять лет?

— Я почти уверен, что уже через несколько лет в магазинах Hi-Fi техники будут преобладать активные акустические системы «все в одном», включающие в себя цифровые усилители, системы потоковой передачи звука и т.д. Нам это может не нравиться, но такова общая тенденция. Она определяется не только технологиями, но и так называемым фактором женского влияния, поскольку именно женщины в большинстве случаев формируют облик жилого пространства наших домов. Многим это трудно понять и принять, но женщинам в интерьере не нужны колонки, компоненты и провода. Поэтому я уверен, что будущее за элегантной активной акустикой, нравится нам это или нет.

 

— Правильно ли я понимаю, что уже в ближайшем будущем нам стоит ожидать появления активных напольных колонок Dali, использующих беспроводные технологии?

— Конечно. Более того, мы их уже долгое время разрабатываем. На сегодняшний день единственная причина, по которой они еще не вышли на рынок, — это то, что в вопросе создания активной акустики высокого класса мы не готовы идти даже на незначительные компромиссы. На сегодняшний день системы беспроводной передачи звука в значительной степени отстают в этом отношении от обычных кабельных соединений. Проще говоря, я не знаю ни одной беспроводной акустической системы, которую с полным правом можно было бы причислить к категории Hi-Fi и тем более High End. Вместе с тем мы уже довольно близко подошли к желаемому результату.

 

 

— Какой тип усилителей вы предпочитаете, аналоговые или цифровые? Есть ли у цифровых вообще будущее в Hi-Fi?

— Я люблю большие усилители и большие колонки, и если бы вы задали мне этот вопрос хотя бы пять лет назад, я бы без сомнения ответил, что аналоговое. Но технология создания цифровых усилителей демонстрирует скачкообразный прогресс, и сегодня я уже не буду категоричен, поскольку цифровые усилители с каждым днем становятся все лучше и лучше.

Что же касается ближайшего будущего, убежден, что оно за цифровой техникой. Например, не так давно я тестировал цифровой усилитель Lyngdorf с акустикой Epicon и должен признаться, это произвело на меня очень сильное впечатление. Честно говоря, я не вижу у привычных аналоговых усилителей никаких перспектив. Возможно, это сравнимо с недавней революцией в фотографии, в которой, несмотря на первоначальный скепсис, безоговорочную победу одержали цифровые технологии получения изображения.

 

— Расскажите, пожалуйста, о вашей домашней стереосистеме.

— О, у меня достаточно много техники, но не так много пространства, чтобы поставить по-настоящему большие колонки. Ведь что обычно происходит, когда человек приходит в магазин? Продавец делает все, чтобы узнать, сколько денег готов потратить потенциальный покупатель и лишь в последнюю очередь интересуется тем, сколько у него свободного места. Я, например, при всем желании не могу разместить у себя дома колонки Epicon, при этом две колонки Helicon играют у меня просто замечательно.

Для фонового прослушивания, которое занимает у меня едва ли не большую часть времени, я пользуюсь Dali Kubik Free Xtra, на кухне стоит саундбар Dali Kubik One, в комнате сына — Dali Fazon SAT и в гостевой комнате — Dali Fazon LCR. И конечно у меня большой парк усилителей, из которых я чаще всего слушаю Cambridge Audio Azur 851a.

В качестве источника предпочитаю CD-плеер, их несколько. Но, честно говоря, времени на серьезное прослушивание в моей жизни остается не так много. Кстати, позвольте предложить читателям Stereo.ru проделать следующий эксперимент: в полной тишине включите Dali Kubik Free Xtra (можно с сабвуфером). Уверен, что это произведет на вас сильное впечатление!

 

 

— Слушаете ли вы музыку, когда едете в автомобиле?

— Нет, нет и еще раз нет. Более того, я ее не слушаю даже дома, особенно первые полчаса после работы. В противном случае мне невольно приходится сравнивать мои колонки с акустическими системами Dali высшего класса, которые я слушаю на работе. А это далеко не всегда бывает в пользу первых.

 

— На ваш взгляд, какая акустика предпочтительна для небольших помещений площадью до двадцати квадратных метров — полочная или напольная?

— Полочная. Хотя наши напольные колонки Dali Rubicon 5 тоже отлично с этим справляются. Вообще, я обратил внимание на то, что для многих людей, особенно для мужчин, размер и качество звучания акустики сильно взаимосвязаны, что полочная акустика перестает восприниматься ими как что-то серьезное. Это большое заблуждение, но многие, к счастью, о нем знают, приобретая для небольших помещений именно полочную акустику.

 

— Что бы вы могли пожелать нашим читателям?

— Мне бывает довольно грустно, когда я вижу, как люди покупают низкокачественные стереосистемы, не осознавая, что музыка — настоящее сокровище и самая лучшая психоэмоциональная терапия, когда-либо созданная человечеством. Именно поэтому я желаю читателям Stereo.ru любыми путями избегать компромиссов в вопросах качества аппаратуры. Слушайте больше хорошей, талантливой музыки и не забывайте о том, что музыка — это жизнь!

Денис Виленский

ИНТЕРВЬЮ С ACOUSTIC ENERGY: «30 ЛЕТ В БРИТАНСКОЙ АУДИОИНДУСТРИИ»

Британской компании Acoustic Energy в этом году исполнилось 30 лет. Казалось бы, почетный возраст — ожидаешь консервативного подхода и устоявшихся взглядов, если хотите — иммунитет к реформам. Но в последний время фирма Acoustic Energy будто бы наоборот помолодела — ее инженеры разработали несколько интересных и действительно актуальных моделей, и с юношеским задором компания начала продвигать их среди поклонников марки. О том, чем живет сегодня Acoustic Energy мы поговорили с бренд-менеджером Джеймсу Люси (James Luce) и управляющим директором и разработчиком Мэтом Спендлом (Mat Spandl). Стоит сказать, что Джеймс, Мэт и Нейл Треккер недавно стали владельцами компании.

— Прежде всего, разрешите мне поздравить вас с 30-летним юбилеем компании. Какие чувства Вы испытываете в связи с этой датой?

— Спасибо! Для нас это очень большое событие, к которому мы готовились. Мы гордимся своим историческим наследием, достижениями и отличной репутацией английского производителя, который делает нужные вещи в нужное время.

 

— Как ваша компания чувствует себя на рынке, кого вы считаете основными конкурентами?

— Наше главное преимущество — отличный звук и очень приятная цена. Из конкурентов, пожалуй, стоит отметить как небольшие английские бренды, например, Spendor, ProAc, так и довольно крупные — KEF и B&W. Однако со скорым выходом обновленной сотой серии количество конкурентов сократится, поскольку наше предложение станет одним из лучших на рынке.

 

Слева бренд-менеджер Джеймс Люси, справа разработчик Мэт Спендл

 

— Что вы думаете о российской аудитории, есть ли у нее какие-то особенности?

— Российские меломаны — хорошие люди, и мы уважаем их вкусы. Но мы не видим больших различий между европейским и российским потребителем. Поэтому ничего особенного, чтобы понравиться конкретно российской аудитории, мы не создаем. В целом вкусы людей совпадают, да и комнаты для прослушивания в наших странах имеют приблизительно сопоставимую площадь.

 

— Как относительно недавнее возвращение управляющего директора Нейла Трекела (Neil Truckell) и проведенные им реформы повлияли на успехи компании?

— Пожалуй, самое значимое для нас — нам удалось выкупить бренд Acoustic Energy [права на марку Acoustic Energy некоторое время принадлежали азиатскому холдингу]. Это позволит нам вносить значительные изменения в продуктовую линейку, а также предложить рынку ряд новых изделий. Теперь мы осуществляем полный контроль на всех этапах производства — от элементной базы до сборки. Мы оптимизировали разработку, и сейчас у нас уходит меньше времени от проекта до появления продукта. Соответственно, мы можем оперативнее реагировать на запросы рынка, предлагать актуальный продукт по лучшей цене, а в итоге — увеличиваем продажи и укрепляем позиции компании не только в Британии, но и на других рынках.

Отметим, что технические параметры наших колонок изменились в лучшую сторону. Первые плоды нашей деятельности — полочники АЕ1 Active, которые уже завоевали первые большие награды от профессиональной прессы.

Также мы запустили в производство три новых направления нашей продукции: беспроводные Bluetooth-колонки, активную акустику и новую недорогую 100-ю серию.

 

Джеймс Люси тестирует новые полочники AE Acitve 1

 

— Мы знаем, что Acoustic Energy примет участие в московской выставке Hi-Fi & High End Show 2017, что покажете?

— Обязательно приходите к нам в комнаты 314 и 318. Мы покажем наши юбилейные полочники AE1 Active, а также уже упомянутую выше беспроводную акустику BT2 . Из обновленной сотой серии представим полочные колонки АЕ100, а также новинки конца прошлого года из серии AEGO 3. Все модели сделаны в лучших традициях Acoustic Energy. Это действительно уникальные продукты с отличным дизайном и прославленным звуком, при этом мы стараемся сохранить их привлекательную стоимость.

 

— Хорошо, давайте заглянем в ближайшее будущее, какие продукты ожидают нас в будущем?

— У нас есть четкие планы на ближайшее время: к концу лета планируем закончить работу над обновлением сотой серии колонок, запустить в производство новую 300-ю линейку акустики (она будет значительно отличаться от 100-й, но об этом мы расскажем позже), и приступить к выпуску 500-й премиальной серии колонок, наработки для этого у нас уже имеются.

Мы сохраним традиционные фирменные черты — знаменитые металлические диффузоры средне- и низкочастотных динамиков, но также будем внедрять новые технологии. Хотя мы верим, что такие понятия, как Hi-Fi и High End еще долго будут ассоциироваться с традиционными, пассивными акустическими системами.

 

Комната прослушивания в штаб-квартире Acoustic Energy

 

— Когда новинки от Acoustic Energy станут доступны российским покупателям?

— Мы ожидаем, что в начале-середине лета в продаже появятся все новые продукты: АЕ1 Active, частично новая серия AE100 и конечно BT2. Трехсотую линейку акустики мы планируем выпустить в начале осени.

 

— На британском рынке мы часто видим тандемы Naim/Neat, Creek/Epos. Не планируете ли вы объединиться с каким-либо известным производителем усилителей?

— Это довольно сложный процесс, в котором мы пока не видим особого смысла для Acoustic Energy. К тому же у нас есть активная акустика, к ней подключаешь источник — и это уже сама по себе цельная система.

 

— Многие известные акустические бренды выходят на контакт с молодежной аудиторией и начинают делать наушники. Есть ли у Acoustic Energy подобные планы?

— Пока мы не планируем этим заниматься. Возможно, мы вернемся к обсуждению данной темы, однако для этого нужно будет провести специальные исследования. Разработка хороших наушников отнюдь не тривиальная задача, требующая комплекса технологических и эргономических изысканий, включая качество звучания, удобство посадки и множество других факторов.

 

Полочники Acoustic Energy Active 1 готовы к отправке

 

— Если ваша компания называется «акустическая энергия», разумно предположить, что где-то должен находиться ее источник и место, где эта «энергия» хранится. К чему я это спрашиваю: собирается ли ваша компания расширить продуктовую линейку за счет устройств хранения и передачи информации — источников сигнала, стримеров или портативных плееров?

— Мы все-таки компания, которая специализируется на производстве акустических систем. И мы знаем, как делать их качественными и недорогими. Продукция Acoustic Energy пользуется хорошим спросом, поэтому мы не видим необходимости и возможности столь кардинальной смены направления нашей деятельности. Особенно на таком высококонкурентном рынке. Но никогда не говори никогда. Возможно, мы вернемся к этому вопросу в будущем, но сегодня — делаем акцент на акустических системах. В то же время наши новые продукты используют беспроводную передачу данных, эволюционных изменений нам не избежать.

 

— Следует ли нам ожидать появления беспроводных напольных АС от Acoustic Energy?

— Создание беспроводной акустики высокого уровня — относительно новая тенденция в разработке колонок. Наша компания накопила достаточный опыт в этом направлении, поскольку именно мы в свое время предложили рынку первую в мире активную АС, работающую по протоколу Bluetooth. У нас есть и возможности, и технологии для этого. Допускаю, что это будет выглядеть как усовершенствования колонок беспроводными модулями. Мы идем по этому пути последовательно, изучаем спрос и технологии, но пока преждевременно говорить о конкретных моделях.

 

Корпуса для полочной акустики AE1 Classic Limited Edition

 

— Ранее вы сказали, что используете новые динамики, в которых применены традиционные технологии, хорошо известные по ранним изделиям Acoustic Energy. Например, металлические диффузоры из анодированного алюминия. А что тогда в этих динамиках нового?

— Так или иначе, изменения коснулись всех элементов электродинамических головок, начиная от диффузоров и подвесов и заканчивая конструкцией электромагнитной системы, например, дизайна звуковой катушки. Мы оптимизировали многие параметры для достижения лучшей производительности и улучшения их технических характеристик. Причем это касается не только среднечастотных, но и высокочастотных излучателей. Так, например, мы разработали широкодисперсную, высокочастотную головку с использованием нашей собственной технологии WDT (Wide Dispersion Technology).

 

Беспроводная акустика AEGO BT2

 

— Чем обусловлен выбор материала для той или иной головки? В одних акустических системах компания использует высокочастотные головки с текстильными куполами, в других — с куполами из алюминия.

— Мы провели значительные исследования и нам удалось (вне зависимости от типа материала) раскрыть все их достоинства для достижения оптимальных рабочих характеристик. В каждом конкретном случае мы подбираем НЧ- и ВЧ-динамики в зависимости от того, как они сочетаются в конкретной модели акустики.

 

Производство напольной акустики AE Reference 3

 

— Есть ли у Вас какие-либо идеи по усовершенствованию корпусов?

— Да, корпуса наших колонок в последних версиях претерпели некоторые изменения. Они, как обычно, обладают отличным демпфирующими свойствами и практически лишены гулов и призвуков. Мы в значительной степени улучшили их демпфирование, сохранив при этом оптимальную себестоимость конечного продукта.

 

— У некоторых потребителей достаточно негативное отношение к поролоновым подвесам среднечастотных динамиков, поскольку этот материал служит сравнительно недолго и со временем начинает разрушаться. Есть ли в компании планы или стратегия по отказу от поролона в качестве материала для подвесов?

— Мы бы поспорили с утверждением, что поролоновые подвесы служат недолго. Современные составы и пропитки обеспечивают длительный срок службы таких динамиков (в среднем 20–40 лет). Многое зависит от режима и условий использования. У ППУ подвесов есть определенные преимущества, которые благоприятно влияют на качество звучания. И кстати, мы не отказываемся от использования резиновых подвесов — например, в новой 100-й серии. Отметим, что нам очень приятно иметь столь внимательных и технически грамотных почитателей Acoustic Energy в России.

 

Слева — рекламный журнальный модуль конца 90-х колонок Acoustic Energy 109. Справа — новая версия 109-й модели, которая выйдет в этом году. Как она будет рекламироваться — мы пока не знаем

 

— И напоследок несколько вопросов от наших читателей. В каких акустических системах вашего производства используются динамики Vifa?

— Мы действительно использовали высокочастотные динамики Vifa в некоторых моделях наших колонок, например, в серии Reference. Но не только их. Также ставили динамики и других производителей — твиттер SEAS в АЕ1 Сlassic.

 

— Правда ли, что акустические системы Acoustic Energy Neo Three V2 выпускаются только для России?

— Нет, конечно. Возвращаясь к началу нашей беседы, еще раз хочу отметить, что у нас нет специальных колонок для России. Акустические системы Neo Three V2 успешно продавались во всем мире. Но есть один нюанс, связанный с российским рынком: у вас более популярны крупные напольные колонки. По всей видимости, именно этим обусловлено мнение, что Acoustic Energy Neo Three V2 производятся исключительно для России.

 

Штаб-квартира Acoustic Energy в графстве Глостершир. Думаем, чистый воздух и деревенская тишина помогают разработчикам создавать здоровые во всех смыслах системы

 

— Некоторые из наших читателей обратили внимание на тенденцию к постепенному уменьшению диаметра СЧ/НЧ-динамиков. Чем это обусловлено?

— Это обусловлено дизайном наших акустических систем и постоянным совершенствованием электродинамических головок для достижения наибольшей производительности.

 

— Акустические системы 3 и 1 серии выглядят похожими, в чем их отличия?

— Да, действительно, они очень похожи. Особенно если мы говорим о полочных моделях 301 и 101 (напольники отличаются количеством полос и высотой). Изначально была разработана третья серия и лишь затем первая. Первая предлагается по более доступной цене. В процессе ее производства не используется дорогая финишная отделка наподобие рояльного лака, что в конечном итоге снижает их цену. Также в 3-ей серии другие СЧ/НЧ-динамики. И хотя внешне они похожи, однако для их производства используется дополнительный технологический процесс(spun bit), благодаря чему на поверхности динамика третьей серии вы можете увидеть круглые насечки. Таким образом, драйвера 301-х колонок обладают более высокой жесткостью и прочностью (примерно такие же динамики использовались в АЕ1 Сlassic).

 

Компания производит не только классическую акустику, но и современные lifestyle-системы. Например, саундбар Aego, который по своим размерам подходит не только для телевизора, но и, например, моноблочного компьютера

 

— Колонки Acoustic Energy Active используют алюминиевые твитеры, а Acoustic Energy Reference 1 — шелковые. Почему?

— Несмотря на то что, обе акустические системы относятся к линейке Reference, модель АЕ1 Active наследует еще и разработки АЕ1 Сlassic. А это уже разные подходы. В каждом конкретном случае мы стремимся найти материалы и технологии, которые бы в максимальной степени сочетались друг с другом в конкретной реализации акустических систем. Как вы можете убедиться, именно в этом сочетании они звучат лучше всего.

 

— Какую музыку вы используете для тестов акустических систем на этапе их разработки и тестирования. Есть ли у вас перечень тестовых записей и что он собой представляет?

— Для этих целей мы используем много самой разнообразной музыки на любой вкус — от классики до Metallica. Единственное, чему мы уделяем особое внимание, так это качеству записей, оно должно быть безупречным.

Денис Виленский

АНТОН ТИЩЕНКО, CREEK AUDIO И EPOS: «НЕ ИЩИТЕ САМУЮ ДЕШЕВУЮ ИЛИ САМУЮ ДОРОГУЮ ТЕХНИКУ»

Не часто встретишь российского инженера, успешно работающего в известной западной компании, популярной на рынке Hi-Fi. Тем удивительней, когда речь идёт не о бывших советских инженерных кадрах, а о молодом поколении специалистов. Уже несколько лет в британской компании Creek Audio работает Антон Тищенко, — наш бывший соотечественник, получивший образование в Англии по специальности «инженер-акустик». Мне удалось с ним пообщаться в ходе его непродолжительного визита в Москву.

— Антон, расскажите о себе, почему стали работать с аудиоэлектроникой и как попали в Creek Audio?

— Я родился в Москве и здесь же получил школьное образование. Первоначально хотел стать юристом и обучался в МГЮА, однако со временем понял, что это не мое. Задался вопросом, что делать дальше и после разговоров со своими близкими решил поехать учиться в Англию.

Мне всегда хотелось работать со звуком, а моим хобби было прослушивание винила, я много возился с аппаратурой. В итоге я поступил в университет Глиндор (Уэльс, Великобритания), где получил степень бакалавра по специальности инженер-акустик. Обучение этой специальности совмещало творчество и теорию, инженерные и математические дисциплины, и даже менеджмент и студийную работу со звуком. В свободное от учебы время я занимался практикой, работал на мьюзиклах компании Stage Entertainment как в Москве, так и в Лондоне.

На третьем и последнем курсе я выбирал тему дипломной работы и после долгих раздумий решил сделать цифроаналоговый преобразователь. Меня предупредили, что лучше бы я выбрал что-нибудь проще, что тема эта слишком серьезная. Мне пришлось изучить много нового, но я его все-таки сделал — плату заказал в Китае, а сборку осуществил сам. Правда, запрограммировать его смог только частично, потому что тогда еще не знал программирования. Мой проект оценили по высшему балу, все остались довольны, но главное — в своем резюме я уже смог записать этот опыт как реальный опыт работы непосредственно в сфере аудиотехники.

Спустя три недели я был уже на интервью у Майкла Крика (Michael Creek) — владельца и основателя компании Creek. Я ему понравился, и он предложил мне двухмесячную стажировку, по итогам которой и получил постоянную работу в должности младшего инженера.

Мне нравится компания, куда я попал. Помимо компонентов Creek у нас есть еще акустика Epos, что вносит разнообразие в работу. Заниматься можно тем, к чему ты лично склонен, а значит, всегда есть возможность изучить что-то новое.

В основном я занимаюсь разработкой плат, но с недавнего времени работаю не только схемотехником, но и делаю 3D-дизайны для чертежей новых продуктов, вдобавок научился программировать на языке C и теперь еще и пишу программы для тестирования.

 

— Почему вы решили эмигрировать из России именно в Англию?

— В значительной степени я уже ответил на это вопрос. Хотел учиться по технической специальности в области акустики, а в России профильного вуза по этой специальности мне найти не удалось.

Тем более это английский язык. Я разговариваю на других языках, например, на немецком, но не готов слушать лекции на этом языке. Мой знакомый учится в Италии — там тоже можно многому научиться, однако язык страны пребывания сужает количество предметов, доступных для изучения. Чтобы лекции вели на английском языке, нужен преподаватель, определенное количество желающих. Также, Англия — это мощный драйвер развития аудиоиндустрии, поэтому хотелось учиться там, где это развито на высшем уровне.

 

— Как выглядит обычный рабочий день инженера Creek Audio?

— Скажем так, мы все очень пунктуальны и приходим на работу к 9 часам утра. Иногда я открываю офис. Мы заходим, ставим чайник, пьём чай и работаем до полудня, — приблизительно до часа дня. Дальше у нас перерыв на обед. После обеда работаем до шести часов вечера, затем собираем вещи и уходим.

 

— А как же «файв-о-клок ти»?

— По желанию. В день на чай полагается приблизительно 15 минут. Соответственно, можно уложиться в один большой чайный перерыв или несколько маленьких.

 

— Скажите, есть ли у вас в компании наставник или идейный вдохновитель?

— В первую очередь это — Майкл Крик. Я общаюсь и с другими инженерами в разных странах мира, но именно Майкл координирует нашу работу, дает конкретные задания. Мы все друг друга хорошо знаем, коллектив небольшой. Над каждым проектом работает от двух до пяти человек, часть из них — вне Великобритании. Майкл Крик, как управляющий проектом, объединяет всех вместе.

 

— Конечное решение о том, пойдет ли аппарат в производство, принимает Майкл единолично или это решение носит коллективный характер? Если да, то в какой момент сотрудники Creek решают, что продукт достоин выхода на рынок?

— Мнение Майкла имеет огромный вес, но все же решение коллективное. Мы собираемся все вместе, слушаем, потом отдаем компоненты на прослушивание в магазины, чтобы узнать мнение дилеров, отправляем на тестирование в журналы. Если людям не нравится наш продукт, конечно же, мы не будем его выпускать. Принятие решения такого рода — это всегда довольно сложный процесс, включающий измерения и прослушивания. Как минимум новый продукт должен быть лучше предыдущего, если речь не идет об инновационной технике, аналогов которой в каталоге нет. Мы не выпускаем новые продукты ради новых продуктов.

 

— Есть мнение, что прогресс в аудиоиндустрии — понятие относительное. Якобы созданное в 60-70-ее годы звучит не хуже современных моделей. Вы говорите, что каждая новая модель должна быть лучше предыдущей. Следуя этой логике, нынешние усилители Creek должны быть на несколько порядков лучше первых аппаратов. Действительно ли это так?

— Так и есть. Могу лишь уточнить, что понятие «лучшести» у каждого человека свое. Например, у ламповых усилителей коэффициент искажений ужасен, тем не менее, на них есть любители. И есть люди, считающие, что старые усилители Creek Audio — самые лучшие.

 

— Как бы Вы характеризовали потребительский сегмент, на который ориентирована продукция компании Creek Audio? Известно, что значительная часть покупателей при выборе компонентов для домашнего стерео руководствуется не только рациональными, но и в значительной степени эмоциональными соображениями. За что потребитель может полюбить и в конечном итоге отдать предпочтение брендам Creek и Epos на фоне предложений других производителей?

— Мы производим технику в сегменте топового Hi-Fi. Философия, которой мы остаемся верны с момента основания компании, заключается в том, чтобы производить технику с экстраординарным качеством звучания за разумные деньги.

Что касается нашего потребителя, то, конечно, в первую очередь, это зрелый человек, у которого есть деньги, достаточный опыт прослушивания качественного стерео, и который готов тратить время на прослушивание музыки. Последний пункт, кстати, важен, поскольку есть люди, готовые приобрести аппаратуру, поставить ее на полку и больше никогда к ней не возвращаться. Возможно, кто-то из наших покупателей так и поступит, но мы делаем продукцию исключительно для тех, кто любит музыку и будет её слушать. Мы высоко ценим обратную связь с нашими покупателями в какой бы точке планеты они не находились.

 

— Российская аудитория в достаточной степени консервативна и, может быть, пока еще не столь благополучна в материальном плане, как европейская, поэтому такой критерий как надежность аппаратуры и срок ее эксплуатации для многих потребителей — один из важнейших критериев при выборе компонентов. Я понимаю, что вопрос сложный и временным тестированием мало кто занимается, но, тем не менее, какой срок службы закладывается в технику Creek Audio?

— Отвечу так: усилители Cteek CAS4040 были выпущены более 40 лет назад и в большинстве случаев до сих пор работают без каких-либо переделок, ни разу не побывав в центрах технического обслуживания. Если покупатель использует наше устройство так, как это предписано в инструкции, то наши продукты будут работать долго.

 

— Антон, я поясню свой вопрос. Дело в том, что в настоящее время многие производители изначально закладывают в дизайн компонентов т.н. «запланированное устаревание». Ведь не секрет, что в ряде случаев по окончании заявленного срока эксплуатации компоненты многих именитых компаний, если не приходят в негодность, то, как минимум, нуждаются в серьезной профилактике. Как с этим обстоит дело в Creek?

— Мы такими вещами не занимаемся. Я как инженер, составляя список компонентов, используемых в продукте, обращаю особенное внимание на срок жизни компонентов, а также на технические условия их эксплуатации. Например, если конденсатор в схеме работает с напряжением в двадцать вольт, то я выберу конденсатор с рейтингом тридцать пять вольт, а не двадцать пять.

 

— Я слышал, что производство усилителей Creek перенесено в Китай. Не сказывается ли это на качестве изготовления, и какова гарантия на технику Creek?

— В Китае у нас поставлена машинная сборка продукции. Далее это пакуется и отправляется по адресам. Здесь нет человеческого фактора. Я знаю, есть такой стереотип, что раз вещь собирается в Китае, то в процессе сборки происходят страшные вещи. Мы следим за качеством сборки и нанимаем специалистов для контроля качества локально.

В России гарантия составляет один год, также доступно и послегарантийное обслуживание. С этим проблем нет. В Англии мы обслуживаем любые изделия, выпущенные под нашей маркой, даже интегральные усилители и другие устройства, выпущенные на заре деятельности нашей компании. Могу сказать, что если вы принесете нам легендарный усилитель Creek 4040, мы его тоже обслужим.

 

— Какие, на ваш взгляд, сильные стороны есть у электроники Creek Audio?

— Сложно выделить что-то в первую очередь. Конечно, прежде всего, это надежность и высокое качество звучания. Затем это функциональность и удобство апгрейда, модульность и продуманность до мелочей, например, таких как переназначение входов, регулируемая секция предварительного усилителя и многое другое. Мы начинали с простого двухканального усилителя. Спустя несколько лет мы добавили в него какие-то функции, сделали его мощнее, красивее, с меньшими показателями искажений. В некотором роде это эволюция. Собственно, поэтому наша текущая продуктовая линейка так и называется — «evolution».

 

— Существуют ли какие-нибудь особенности фирменного «криковского» звучания и схемотехники, например, может ли человек с закрытыми глазами отличить компоненты Creek от других?

— У нас есть схемы, которые мы ведем исторически, поэтому некоторые особенности переходят из одного продукта в другой. Покупатель получает с усилителем и всю историю технологической эволюции Creek Audio — инженерные решения, принятые десять лет назад, могут быть актуальны и сейчас. На этой истории и можно научиться понимать, а значит, инстинктивно почувствовать, что играет усилитель Creek Audio.

Мы всегда проверяем следующим образом: ставим усилитель, рядом — его обновленную модель, и слушаем. Внимательно слушаем, что изменилось, действительно ли новая модель играет лучше.

Что касается технических тонкостей, то мы отказались от полевых транзисторов в пользу биполярных. Они, как показывают исследования, помогают уменьшить искажения. Усилитель Evolution, в схеме которого стоят биполярные транзисторы, позиционируется как компонент с предельно низким уровнем искажений.

 

— В нынешних моделях усилителей Creek Audio можно подключить модуль фонокорректора. Отличаются ли эти интегрированные модули от внешних, также выпущенных вашей компанией?

— Да, покупатель может открыть крышку и установить соответствующий модуль, однако я все же советую заказывать усилитель с уже установленным корректором. Разница между интегрированными и внешними фонокорректорами, безусловно, есть. Например, мы не делаем встроенных MC-фонокорректоров ввиду их особой чувствительности к тороидальному трансформатору, расположенному в корпусе усилителя. Здесь очевидно преимущество отдельного устройства с внешним блоком питания. В подобной связке ничто не помешает друг другу.

Интегрированный усилитель Creek Audio Evolution 100A. График коэффициента искажений + шума в зависимости от мощности. Комментарий Антона Тищенко: «Наименьшие искажения (0.005%) достигаются, когда усилитель работает в режиме мощности 20-30 Ватт в классе AB. Если усилитель доходит до отметки 32 Ватт, он переключается на класс G. Это хорошо видно, так как искажения увеличиваются до 0,015%. Предел мощности — 170 ватт при нагрузке 4ом, тогда искажения вырастают до 1%».

— Бренды Creek Audio и Epos разрабатывают в одних стенах. Принимаете ли вы участие в работе над акустикой Epos?

— Да, принимаю. Разработчики действительно сидят в одних стенах и дополняют друг друга. Мы стараемся продавать акустику в пару к усилителям, и поэтому делаем их сочетающимися по звуку. Нам важно, чтобы наши усилители хорошо работали с нашей же акустикой. Мы обязательно тестируем такую связку, и если чего-то не хватает — дорабатываем. С другой стороны, то, что хорошо играет в одной системе, будет хорошо играть и во многих других. Наши компоненты самодостаточны и легко сработаются с акустикой других производителей.

Я работаю и над проектами Creek Audio, и над проектами Epos, все в значительной степени переплетено. В феврале 2017 года пройдет выставка Bristol Hi-Fi, где мы покажем слушателям новые разработки в этом направлении. Как раз над этим новым проектом я сейчас и работаю.

Интегрированный усилитель Creek Audio Evolution 100A. Гармонические составляющие искажений при работе в классе AB и классе G. Комментарий Антона Тищенко: «На графике хорошо видно, что вторая гармоника находится на уровне меньше чем –100dB в обоих случаях, что, согласитесь, совсем не плохо. Другие гармоники еще меньше»

— Можете ли вы сказать о ценовой политике в России? Насколько я знаю, стоимость акустических систем колеблется от 50 до 150 тысяч рублей.

— Даже от тридцати. При помощи нашего официального дистрибьютора в России, компании Homesound, цены приведены к значениям, максимально близким к английскому рынку. Благодаря этому, потенциальным покупателям Creek Audio и Epos не нужно волноваться и пытаться сэкономить, покупая продукцию других дистрибьюторов находящихся за рубежом. Что касается усилителей, то диапазон цен будет от 80 до 150 тысяч рублей.

 

— Существует мнение о различиях в звуке и дизайне европейской и американской акустики. Американцам, с их домами из щитов, нужны колонки с мощным басом, а европейцам, живущим в кирпичных или каменных дамах, акцент на низких частотах не так важен. Можете ли вы прокомментировать это мнение и охарактеризовать почерк акустики Epos?

— Я бы предложил другую аналогию на примере с автозвуком. Если в машине вы включаете музыку, то часто слышите, что бас не натуральный: он просто бьет вам в лицо. Есть даже такое выражение «bass-face». Мы такими вещами, конечно, не занимаемся. Но есть компании, которые делают звук, более характерный для автозвука. И есть те, кто считает его хорошим: потребитель привыкает, возможно, часто прослушивая музыку в машине, и когда покупает себе систему, ожидает от неё подобного «bass-face»-эффекта.

Интегрированный усилитель Creek Audio Evolution 100A со снятой крышкой

— Вы себя относите к любителям какого звука: цифрового, транзисторного, лампового?

— Не хочу никого обидеть, но я не фанат лампового звука. Цифровой звук для Hi-Fi пока еще сыроват, поэтому мой ответ, — скорее транзисторного. Мы не производим усилителей класса D и не увлекаемся DSP, поэтому вся наша продукция построена именно на таком звуке.

 

— Какой бы совет Вы могли бы дать нашим читателям, которые сейчас собирают или обновляют свою аудиосистему? На что следует обращать внимание при выборе техники?

— Не спешить расстаться с деньгами и слушать. Очень желательно поставить акустику себе в комнату, туда, где вы будете ее слушать. Потому что в магазине колонки могут играть совсем по-другому. И сложно будет определить, действительно ли она вам подходит.

Подбирая компоненты, не ищите самую дешевую или самую дорогую технику. Часто, особенно состоятельные покупатели, прочитают какой-нибудь выдающийся отзыв, потратят деньги и думают, что купили самое лучше, но это — самовнушение. Хотя производитель под красивым корпусом мог спрятать все, что угодно.

Еще очень важна акустика самого помещения, где вы слушаете музыку. Потратьте время и займитесь акустической коррекцией помещения. Советую нанять специалиста, это стоит гораздо меньше, чем многие думают, а результат не заставит себя ждать.

 

— Какие качества аудиотехники важны лично для вас в быту и жизни?

— Удобство использования, функционал. Чтобы можно было что-то подключить, но сделать это быстро, без каких-либо заморочек — подключил USB кабель, повернул селектор входов и все. Например, почти каждое устройство от Creek Audio можно настроить в соответствии со своими пожеланиями, а это, согласитесь, немаловажно.

 

— Какая система стоит у вас дома?

— У меня стоит усилитель Creek Evolution 100 с интегрированным модулем беспроводной связи, работающий в связке с акустикой Epos K1. В девяносто процентах случаев я слушаю музыку с ноутбука через USB, пользуясь плеером Foobar 2000. Остальные десять процентов — это Bluetooth. Надеюсь, в скором времени куплю проигрыватель винила, но пока его просто некуда ставить.

 

— И пара личных вопросов: какую музыку вы слушаете, как отдыхаете и часто ли бываете в России?

— Относительно музыки я, так сказать, меломан. Имею музыкальные предпочтения во всех жанрах и часто хожу на концерты в Лондоне. Увлекаюсь альпинизмом. Приблизительно раз в год хожу на восхождения с российской тур-компанией Extreme Time. Также, я активный член общества «The Institution of Engineering», в свободное время читаю их журнал и довольно часто посещаю организованные ими семинары.

В Россию приезжаю обычно раз в год, чтобы навестить родных и близких. Когда бываю здесь — хожу на мюзиклы. Любимые места — театр МДМ и Крокус Сити Холл. Мои друзья живут не только в Москве, но и в окрестностях, например, в Одинцово. Всегда очень рад встречи с ними.

Денис Виленский

КАК КУПИТЬ ИЛИ ПРОДАТЬ HI-FI-ТЕХНИКУ НА ВТОРИЧНОМ РЫНКЕ: СОВЕТЫ БЫВАЛОГО

Эта небольшая статья ориентирована, прежде всего, на новичков и, конечно же, не претендует на подробный и исчерпывающий анализ всех особенностей вторичного рынка Hi-Fi. Вместе с тем, смею надеяться, что она позволит читателю облегчить жизнь, избежав ненужных сложностей и разочарований при покупках или продажах на отечественных торговых площадках.

 

Готовимся к покупке

Первоначально нужно определиться, что именно нам нужно и сколько мы готовы на это потратить. Важно понимать: стоимость одной и той же вещи на вторичном рынке нестабильна, что обусловлено не только жадностью продавца, но и состоянием предмета, а также конъюнктурой самого рынка. Необходимо отдавать себе отчёт, что два одинаковых устройства, пусть даже с близкими серийными номерами, спустя несколько десятилетий эксплуатации, могут разительным образом отличаться друг от друга.

 

Итак, мы нашли то, что нас интересует. Звоним продавцу. Не стоит удивляться, если вместо Веры, Нади или Любы, нам ответит хриплый мужской голос настоящего владельца. Ситуация аналогична с продажей подержанных автомобилей. Ставка делается на элементарный мужской шовинизм, где «баба — дура», ни в чём не разбирается, а если чем-то и пользуется, то очень аккуратно.

 

Необходимо всегда помнить о безопасности. Если личность и намерения продавца вызывают хоть какие-то опасения, немедленно заканчиваем переговоры. Если покупка связана со значительными инвестициями, то на встречу с продавцом обязательно берём кого–либо ещё. Лучше, если это будет девушка. Вместе с тем, надо с пониманием относиться к опасениям продавца, к которому в дом заходят два незнакомых человека, поэтому не исключено, что в сопровождающем спутнике будет отказано. Ничего страшного. Сам факт того, что ещё как минимум один человек знает о вашем месте нахождения, послужит хорошей перестраховкой от негативных случайностей.

 

Уточняем у продавца возможность полной проверки, в особенности тестового прослушивания на своём, тестовом материале. Если по какой-либо причине продавец пытается от этого воздержаться — больные родственники, малые дети, буйные соседи, индивидуальная непереносимость скрипки и так далее, смело отказываемся от дальнейших коммуникаций с таким партнёром. Я не рассматриваю случаи, когда технику предлагают забрать от подъезда или прямо на лестничной клетке или, хотя и такое случается.

 

На этапе предварительных переговоров важно узнать, была ли техника в ремонте. Чтобы не получить заведомо ложный ответ, лучше вместо слова «ремонт» использовать термины «профилактика» и «обслуживание», льстящие самолюбию продавца. Возможно, он разоткровенничается и даже сообщит, что именно было заменено, какой хороший специалист переклеивал подвесы динамиков или выставлял «токи покоя» усилителя. Можно, конечно, поступить иначе и накинуть на себя мантию матерого профессионала, спросив, а не «копанный» ли аппарат. «Копанный» на профессиональном жаргоне перекупщиков означает подвергшийся ремонту, однако можно быть уверенным, что нам никто и никогда не раскроет эту информацию полностью. Заведомо узнайте, как оборудование выглядит в оригинале, например, без крышки на старых рекламных проспектах или фотографиях тех лет. В интернете есть несколько ресурсов, где это можно сделать, правда, не всегда: особенно, когда речь идёт об относительно редко встречающейся технике. Если есть возможность, а она, признаться, бывает довольно редко, уточняем вероятность рассмотреть интересующее нас устройство без верхней крышки. Продавцы такого рода любопытство, мягко говоря, не приветствуют и даже могут в грубой форме прервать общение, предложив засунуть отвертку и другой рабочий инструмент в места для этого отнюдь не предназначенные.

 

На месте

Итак, мы на месте. При осмотре обращаем внимание на освещение комнаты для предпродажной проверки. В большинстве случаев продавец ставит предлагаемое устройство на стол напротив окна. Переключаясь с яркого уличного освещения на предмет, глаза физически не успеют перестроиться и зафиксировать косметические дефекты, поэтому предложите продавцу включить общее освещение и занавесить шторы.

 

Осмотрите интересующее вас оборудование со всех сторон. Разные винты или винты с сорванными шлицами, как правило, не предвещают ничего хорошего, хотя их часто подкрашивают маркером или меняют, ведь это совсем не сложно. Запаситесь влажными салфетками: возможно, они помогут узнать много нового.

 

Приобретаемая техника – всегда «чёрный ящик», тайну которого лучше раскрыть до покупки

Если всё устраивает, переходите к прослушиванию, в ходе которого я рекомендую воспроизводить не только любимую, хорошо известную музыку, но и тестовые треки. Замечу, что многих отпугивают шуршащие ручки потенциометров. Знаете, какая ручка почти всегда «шуршит» на любом усилителе? Ручка регулятора баланса, а всё потому, что она используется реже всего. Если же ничто не шуршит, тогда есть повод насторожиться и ещё раз всё внимательно осмотреть. Возможно, аппарат был в «профилактике».

Если слышите призвуки, не забывайте, что «электроника — это наука о контактах». Покрутите ручку потенциометра, регулятора баланса, пощелкайте селектором входов, клавишами отключения темброблока и тонкомпенсации (loudness). Если призвуков стало меньше или они ушли вовсе, скорее всего, переживать не стоит.

 

При проверке акустических систем также стоит обратить внимание на отсутствие различных призвуков и резонансов. Если мы услышали что-то подозрительное, просто подключаем правую колонку к левому акустическому терминалу, а левую — к правому. Если призвуки перекочевали из одной колонки в другую, значит, проблема в усилителе, если же нет — в акустике. Проверяем состояние и работоспособность каждого динамика. Например, работа ВЧ-динамика хорошо ощущается на близком расстоянии как некое высокочастотное «облачко», остальные динамики просто слышно.

 

В процессе прослушивания необходимо быть готовым к различным неожиданностям. Если продавец не утихает, что-то говорит, задаёт вопросы, просит не включать аппаратуру «громко», шумит, ссылаясь на текущие дела и т.д. — это очень тревожный знак.

Не так давно по просьбе моего клиента, известного, российского радиоведущего, мне «посчастливилось» выезжать на предпродажное тестирование довольно дорогих акустических систем к одному из старейших московских перекупщиков. Это шоу надо было видеть. Использовались вся палитра психологических приёмов: охи относительно некачественного музыкального материала, разговоры о музыке, балете и технике, грубые насмешки с переходом на личности, перемежающиеся с деланным возмущением относительно моих просьб отложить разговоры на потом и прочее. В действительности проблем было несколько, но для моего клиента они оказались некритичны.

 

Готовимся продавать

Не торопимся, внимательно изучаем рынок. Смотрим, сколько стоит наш товар на зарубежных и отечественных площадках. Увы, не стоит излишне обольщаться, увидев отличную цену за аналогичный товар за рубежом, поскольку конъюнктура западного и российского рынков, равно как и платежеспособность основной массы населения на Западе и в России, значительным образом отличаются друг от друга. Будьте готовы к тому, что предлагаемое вами оборудование будет востребовано российской аудиторией только в том случае, если будет продаваться гораздо дешевле.

 

Определяясь с ценой, делаем её чуть выше, закладывая в стоимость двухступенчатую скидку, причём первую ступень — на этапе предварительных переговоров и вторую — на этапе личной встречи. К этой теме мы вернёмся чуть позже.

 

Как бы не было оформлено объявление, какие бы удивительные стилистические приёмы и маркетинговые уловки в нём не были использованы, сознание потенциального покупателя, который к этому моменту, как правило, уже успел просмотреть несколько десятков похожих объявлений, всегда будет отфильтровывать только три параметра: цену, техническое состояние и внешний вид. Причём цена является важнейшим из них, конечно, при условии того, что устройство полностью работоспособно. Имейте в виду, что аппаратура, сохранившаяся в оригинальной коробке с документами, ценится значительно больше, поскольку её впоследствии всегда можно продать как технику «из первых рук».

 

Итак, с ценой определились, хорошие фотографии сделали, написали отличный продающий текст, разместили объявление и начинаем принимать звонки.

 

Сделка

Важно понимать, что звонить будут самые разные и далеко не всегда приятные люди, однако не стоит нарушать рамки приличий, поскольку среди звонящих рано или поздно обязательно окажется долгожданный покупатель.

 

Как правило, первыми на размещенное объявление откликаются т.н. перекупщики, конечно, если в их глазах оно представляет собой выгодную инвестицию. Для них любое подобное объявление, как и разместивший его человек, — лишь временное препятствие на пути к цели для достижения которой используются две-три отработанные модели переговоров от относительно мягких до предельно жёстких.

В самом начале беседы, как правило, они пытаются выяснить степень осведомленности продавца и его знание рынка, иногда допуская лёгкие провокации. Например, без тени сомнения в голосе утверждать, что стоимость любого усилителя или ресивера напрямую зависит от потребляемой мощности, выходной мощности на канал, типа акустических клемм, питающего напряжения, веса, наличия коробки и документов, года выпуска. Или заверять вас в том, что чем более старый аппарат, тем меньше должна быть цена, и вообще, «как можно предлагать рухлядь за ТАКИЕ деньги?» Особой темы заслуживает популярный разговор о неизбежно «сохнущих» со временем конденсаторах усилителей, а также дубеющих и разрушающихся подвесах акустических систем. Да, безусловно, есть нюансы, но этот вопрос способен сбить с толка лишь новичка, незнакомого с качеством и надёжностью винтажной аппаратуры, часто без каких-либо вмешательств переигрывающей современные изделия высокой ценовой категории.

Обязательно стоит придерживаться чёткой модели поведения, и ни при каких обстоятельствах не позволять оказывать на себя психологическое давление. При малейших признаках эмоционального беспокойства или физического дискомфорта немедленно прекращайте разговор! Помните, для многих отечественных перекупщиков свойственны жесткие, годами отработанные психологические приёмы, например, постепенное уматывание воли продавца вплоть до тошноты, когда человек готов отдать технику «лишь бы забрали». На языке биоэнергетики это психологическое насилие называется «энергетический вампиризм», что для многих перекупщиков является обычной рабочей практикой. Не так давно с подобными проявлениями столкнулась вполне преуспевающая москвичка, отдавшая комплект весьма недешёвой аппаратуры, традиционно узнаваемой по хромированным, фронтальным панелям, всего за сто долларов. После ухода «пожилого джентльмена» в трико времён Олимпиады-80, вытянувшем, по её словам, из неё «всю душу», ей пришлось обращаться к врачу и в течение нескольких дней пить успокоительное. Понимаю — смешно, особенно, если это происходит не с тобой.

Помните, вне зависимости от предложенной цены, покупатель имеет право проверить приобретаемую им технику. В ходе проверки он под разным предлогом может потребовать дополнительную скидку. Причём поводом для резкого снижения цены может стать всё, что угодно. Например, не слышно, какой зубной пастой пользовался вокалист, не та тональность, не «тот самый» звук, атака, бас, глубина сцены, нехватка документов, коробки, нежелание вскрывать предлагаемое устройство, найденная им царапина, ещё один аппарат, который он сегодня планировал «подъехать, посмотреть» и т.д. Не нужно волноваться, ведь у нас уже заготовлена вторая ступень скидки «на бензин». Если же и это его не устраивает, пора с ним вежливо попрощаться.

Среди позвонивших людей могут оказаться и так называемые «гости» — это вечные странники, летучие голландцы Hi-Fi, как правило, довольно милые люди, впрочем, совершенно бесполезные для нашего предприятия. Единственная задача «гостей», — это приятно провести время за разговорами и прослушиванием своего музыкального материала на чужой технике.

 

Кто такие Hi-Fi-перекупщики

Если в ходе переговоров мы слышим слова «нулёвый», «копаный», «поёт», «документы», «коробка», «вес», «морда», «косметика», «адекватная цена» и т.д., можно не сомневаться, что перед нами — его величество «перекупщик».

 

Заметьте, люди в большинстве своём испытывают негативные чувства к перекупщикам. Неслучайно большинство из них маскируются под частных лиц, и лишь единицы способны откровенно признаться, что зарабатывают этим на жизнь. В абсолютном большинстве случаев перекупщики — это малосимпатичная и довольно часто маргинализированная публика.

Если очень грубо, Hi-Fi-перекупщиков можно разделить на две основные категории: наиболее многочисленная, готовая дни напролёт сидеть перед компьютером в поисках вожделенной «халявы», и людей, изначально ориентированных на поиск конкретных вещей, как правило, высокого ценового диапазона. Многие перекупщики работают в группах по принципу разведывательных самолётов AWACS, попеременно осуществляя мониторинг различных ресурсов с перерывом на отдых, туалет, а иногда даже на работу. Среди перекупщиков много пенсионеров и просто неустроенных в обычной жизни людей, переживающих затянувшееся творческое межсезонье. Объединяет их то, что все они ждут его величества случая или, говоря проще, лоха — малоискушенного в вопросах Hi-Fi-человека, готового за бесценок отдать принадлежащую ему аппаратуру.

Надо сказать, иногда эти ожидания сбываются, побуждая остальных ежедневно протирать за компьютером последние штаны, чтобы при первой же возможности выезжать к «клиенту». У перекупщиков не только свой особый жаргон, но и свой особый фольклор, преимущественно сводящийся к байкам о «кинутых лохах». Счастливчики, кому удалось нарваться на таковых, часто пишут о своём «звёздном часе» в социальных сетях и форумах, неизбежно снижая цены, но, как известно, «каждый имеет право на свою минуту славы».

Имейте в виду, задача перекупщика не только найти выгодный для него товар по «адекватной цене», но и получить от вас максимальную скидку, даже если вещь продаётся в разы ниже среднерыночной цены. Чтобы снизить цену существуют самые разные способы — от упомянутых выше до довольно забавных, сводящихся к попыткам разжалобить или убедить продавца в низком социальном статусе «потенциального покупателя» и таком же небольшом бюджете, выделенном на покупку. Поэтому не нужно удивляться, если нас убеждают в том, что техника покупается на сэкономленные от пенсии деньги на «старенькую дачу», в детскую, любимому папе, маме, сестрёнке, внучке, Жучке и т.д. Эти «волки в овечьей шкуре» в своих попытках выглядеть ущербно часто производят на редкость комичное впечатление. Зато как только им дают понять, что их раскусили, интонация быстро меняется, и разговор в большинстве случаев сводится к выяснению отношений или, наоборот, к разговору «о технике» без каких–либо коммерческих последствий.

Как известно, любые правила имеют своё исключение, поэтому о позитивной динамике на вторичном рынке аудио также стоит рассказать. В Европе скупка подержанной и винтажной техники — весьма распространенный вид бизнеса, причём занимающиеся этим люди в большинстве случаев являются признанными энтузиастами Hi-Fi, поэтому им, вероятно, можно доверять, не опасаясь какого-либо подвоха. Не случайно состоятельные европейцы предпочитают покупать технику «с пробегом» именно у таких людей, часто значительно переплачивая за понравившуюся вещь по сравнению с ценами на популярных интернет–площадках.

Теперь вы знаете

Конечно, в столь небольшом материале мы затронули лишь самую малую часть секретов и технологических приёмов, использующихся при покупке и продаже Hi-Fi-техники на вторичном рынке. Смею надеяться, что читателю не придётся столкнуться с обозначенными выше сложностями, однако осторожность и понимание специфики этого рынка позволят ему действовать куда более осмотрительно и эффективно. Искренне надеюсь, что приведенные выше рекомендации позволят ему избежать ненужных проблем и получить максимум удовольствия от удачной покупки или продажи.

Денис Виленский

К ВОПРОСУ «ОБ УШАХ» ИЛИ «МАНИФЕСТ АУДИОФИЛА»

Эта небольшая статья написана достаточно давно и я охотно допускаю, что многие из приведенных в ней тезисов уже не так новы и непогрешимы, однако, мне хочется надеяться, что она поможет новичку чуть более критично отнестись к выбору аппаратуры, не став жертвой специализированных СМИ, маркетинга в социальных сетях и, в конечном итоге, чьих бы то ни было «эффективных» продаж.

Вы не задумывались, почему разным людям, имеющим длительный опыт прослушивания высококачественной звуковоспроизводящей аппаратуры, как правило, нравится техника, значительно отличающаяся по звучанию? Заметьте, я говорю "нравится по звучанию", не имея в виду цену, внешний вид или престиж обладания? Я стал размышлять об этом после очередного посещения ежегодной тематической выставки в гостинице Аквариум, когда из всего многообразия представленной техники, смог выделить для себя не более двух комплектов аппаратуры, звучание которых показалось мне интересным. Вследствие этого, позволю себе изложить свою точку зрения на этот феномен, ни в коем случае не претендуя на истину, а лишь пытаясь, в меру сил, побудить Вас по-новому взглянуть на выбор музыкального оборудования для домашнего прослушивания.

Итак, почему же разным людям нравится разная по звучанию аппаратура? Прежде всего, по моему глубокому убеждению, – это происходит хотя бы потому, что на земле нет людей, слышащих звук одинаково. Например, людей, обладающих одинаковой формой ушных раковин, складки которых неизбежно вносят в поступающие звуковые колебания значительные частотные искажения. Я даже не говорю об индивидуальных особенностях строения среднего и внутреннего уха, эластичности барабанной перепонки, возрастных изменениях слуха, наличии серных пробок и многого другого, носящего для каждого из нас строго уникальный и индивидуальный характер. И это только физиологические особенности нашего слухового аппарата, без учёта нейро - физиологических особенностей восприятия полученных от него сигналов головным мозгом. Проще говоря, то, как мы слышим звук, - также индивидуально, как наша ДНК, отпечатки пальцев и цвет глаз:) Чтобы наглядно убедиться в этом, достаточно, включить в музыкальный тракт многополосный эквалайзер и попросить участников предполагаемого тестирования на одной и той же записи выстроить наиболее комфортную для каждого из них параметрическую кривую. Вы увидите, насколько отличаются результаты, носящие порой диаметрально-противоположный характер! Из этого примера несложно догадаться, что оптимальный для каждого человека комплект аппаратуры должен формироваться, будучи максимально приближенным к характерным особенностям его индивидуального звуковосприятия.

Отсутствие понимания этого, казалось бы, очевидного факта или его сознательное умалчивание, порождает лавинообразную волну мифов, эзотерических учений и даже целых сетевых баталий в которых взрослые "мальчики" начинают с остервенением доказывать друг другу, что именно их точка зрения на "правильный звук" является единственно верной.

На этом фоне одним из основных современных трендов в разработке аудиотехники высокого класса продолжает оставаться стремление создать звуковоспроизводящую аппаратуру с максимально линейным характером звучания и минимальными частотными искажениями. Что же происходит при попытке привнести эти акустические догмы в дома ничего не подозревающих обывателей?

Подобно тому, как большинству из нас вряд ли представляется комфортным лежать на плоской и абсолютно ровной поверхности, не учитывающей анатомические особенности нашего тела, точно также невозможно получить удовольствие от звучания, не учитывающего упомянутые выше особенности нашего индивидуального звуковосприятия, не говоря уже об акустических особенностях помещения для прослушивания. Но именно такой звук с завидным упорством навязывается общественному мнению hi-fi прессой и транслируется целой армией "авторитетных экспертов"!

В завершение, раз уж я коснулся этой темы, позволю себе пару слов о мнении этих самых "экспертов". Простите, наболело. Как бы Вы отнеслись к продавцу оптики, расхваливающему очки с диоптриями, отличающимися от Ваших? Возможно, они идеально подойдут другому человеку, но только не Вам! Наденьте их и Вы обязательно почувствуете, как устают Ваши глаза, а картинка становится либо слишком резкой, либо расплывается в тумане. Вы станете их носить, если на них стоит логотип Prada, а стёкла вытачивал Carl Zeiss? Но именно это происходит каждый раз, когда кто-либо пытается убедить нас в особых преимуществах или недостатках какой-либо аудио-аппаратуры или описать словами её звучание! Приходиться признать, что журналисты "авторитетных" Hi-Fi изданий, статьи в которых носят преимущественно коммерческий характер, недалеко ушли в этом вопросе от продавцов с интернет-барахолок и, разве что, не используют в своём лексиконе слова "шикарный", "обалденный", "легендарный", "культовый", "новодел", "нулёвый", "копанный" и прочей пошлости, столь характерной для малообразованных людей, страстно желающих что-либо продать.

Именно поэтому, в мире Hi-Fi, Top Hi-Fi и Hi-End нет плохого или хорошего оборудования, а есть аппаратура, звучание которой:

A) прекрасно подходит именно Вам, доставляя физическое и эмоциональное удовольствие при полном отсутствии усталости от прослушивания;

B) воспринимается, преимущественно, как нейтральный, информационный фон;

C) совершенно Вам не подходит, вызывая чувство дискомфорта, вне зависимости от того, сколько стоит звуковоспроизводящее оборудование, соответствует ли оно по дизайну гостиной и логотип какого производителя на нём висит.

Всё остальное от лукавого. Помните об этом.

 

Не будучи коммерчески ангажированной структурой, в основу своей деятельности студия необычной техники sintara74 ставит индивидуальный подбор оборудования, в наибольшей степени отвечающий особенностям Вашего индивидуального звуковосприятия и высочайшим требованиям к интеграции оборудования в визуальное пространство жилых и офисных помещений. Более того, при нашей непосредственной поддержке Вы сможете выбрать новые или винтажные колонки, новый или винтажный усилитель, а также hifi и hiend аксессуары для себя, Ваших друзей и деловых партнёров.

Денис Виленский

ТЕСТ НАПОЛЬНОЙ АКУСТИКИ TANNOY KENSINGTON GOLD REFERENCE: БУДЬ АРИСТОКРАТОМ

Когда опытный любитель музыки слышит словосочетание «коаксиальный динамик», первым в его памяти появляется имя шотландской компании Tannoy, уже давно ставшей синонимом громкоговорителей данного типа. Скажу больше: для значительной части аудиофилов это имя стало своего рода культом, ревностные служители которого готовы покарать каждого, способного хотя бы немного усомниться в его догмах и постулатах. Неслучайно, узнав об очередном редакционном задании, в котором значилось прослушивание акустических систем Tannoy, я испытал чувство особой интриги, как если бы получил приглашение посетить библиотеку Ватикана.

Для тех читателей, которые впервые слышат о коаксиальных динамиках, надо отметить, что это один из самых любопытных подходов к моделированию точечного источника звука, который принято считать в акустике идеальным. В общих чертах он сводится к размещению динамиков, излучающих звук разной частоты на одной оси по отношению друг к другу, благодаря чему сама конструкция становится похожа на цветочный бутон.

Знаменитый коаксиальный излучатель — визитная карточка шотландской компании

Удивительно, но первые коаксиальные громкоговорители Tannoy Black Monitor, увидевшие свет в 1947 году, первоначально использовались для настройки микрофонов, что свидетельствует о высоком качестве звуковоспроизведения и эффективности этой технологии уже на первых этапах ее существования. Герои нашего сегодняшнего обзора, акустические системы Tannoy Kensington Gold Reference серии Prestige, являются улучшенной версией своей предшественницы — Tannoy Kensington SE, дополненной рядом технологий, позаимствованных у флагмана линейки — грандиозных Tannoy Kingdom Royal, что, безусловно, отразилось не только на их облике, но и на звучании.

Акустика поставляется в массивных, надежно оберегающих содержимое коробках, для распаковки которых потребуются усилия как минимум двух взрослых мужчин. Также в комплекте к колонкам их будущий владелец обнаружит приятный сюрприз — крупную деревянную шкатулку, где аккуратно уложены клеммные перемычки, шипы с винтами и защищающими паркет чашками (виброразвязка), ключик для снятия пылезащитных сеток и банку с натуральным воском для периодического ухода за корпусами.

Золоченые элементы просвечивают через пылезащитную сетку, придавая акустике особый шарм

На сегодняшний день акустические системы выпускаются в двух цветовых вариантах оформления — орех (на мое мнение, этот вариант в лучшей степени соответствует их дизайну) и черный матовый.

Будь аристократом

Ну вот, колонки распакованы. Какие же ассоциации возникают при первом взгляде на каннелюры и витиеватые формы Tannoy Kensington GR? Пожалуй, это степенный и торжественный уклад жизни английской аристократии времен расцвета Британской короны, картины в золоченых рамах, часы с боем, традиционный пятичасовой чай, зеленое сукно кабинетов и, конечно, не теряющая достоинства вышколенная прислуга, которая, при всей своей деликатности, в принципе не способна что-либо утаить. При достаточном бюджете на приобретение этих колонок, конечно, есть овсянку совсем не обязательно, но то, что их будущему владельцу вряд ли захочется пройтись рядом с ними в нижнем белье или не подтянув живот, в этом я уверен почти наверняка.

Высокоточная обработка фрагментов корпуса удивляет не меньше, чем причудливое сочетание их текстуры

По всему чувствуется, что дизайн акустических систем разработан неравнодушными людьми с хорошим вкусом и чувством стиля. В их оформлении активно используется не только шпон, но и массив ореха. Несмотря на то, что современные технологии деревообработки позволили давно отказаться от ручного труда при производстве корпусов, их качество по-прежнему безупречно. Единственное, что вызывает вопрос и, кстати говоря, не у меня одного, так это парадоксальная для изделий столь высокого уровня нестыковка шпона по рисунку.

Обычно в своих обзорах я задаюсь вопросом о сочетаемости дизайна аппаратуры и наиболее популярных стилистических решений интерьера — от классических гостиных, оббитых гобеленами, до сверхсовременных лофтов, напоминающих авангардные инсталляции. Парадокс в том, что и в первом, и во втором случае столь яркая и выразительная цитата из прошлого смотрится более чем уместно. Во всяком случае, так называемый «женский фактор» точно останется на стороне этих колонок, а их внешний вид сам по себе достоин созерцания.

Настрой правильно

Давайте взглянем на них поближе. По бокам передней панели тянутся четыре вертикальных желобка, ближе к середине переходящие в отверстия щелевого фазоинвертора. Воспользовавшись идущим в комплекте ключом, с приятным клацаньем поворачиваем его в замочной скважине и аккуратно снимаем пылезащитную сетку с фрезерованным логотипом, обнажая переднюю панель. Визуальным центром ее композиционного решения является сердце акустической системы — десятидюймовый коаксиальный излучатель Dual Concentric, в центре которого установлен позолоченный рупор высокочастотной головки. Контуры излучателя подчеркнуты позолоченным фланцем, окруженным небольшим кольцом из темного, вспененного материала, а место его установки украшено инкрустацией из пяти вертикальных вставок темного дерева. Эти вставки не только привлекательный элемент дизайна, но и эффективный технический прием, позволяющий локально повысить инертность корпуса для улучшения воспроизведения средних и низких частот.

Панель управления разделена на две части: ENERGY — величина сигнала и ROLL OFF — режим его затухания

Чуть ниже, на массивной латунной пластине, расположен блок точной настройки высоких частот, позволяющий вносить незначительные коррективы в их звучание, исходя из индивидуальных предпочтений слушателя, а также для коррекции особенностей помещения. Визуально панель управления разделена на две части: ENERGY — величина сигнала, варьируемого от 1 кГц с амплитудой до ±3 дБ и ROLL OFF — режим его затухания, начиная с 5 кГц. Само же переключение осуществляется небольшими винтовыми клеммами. Поскольку акустически нейтральные комнаты встречаются довольно редко, возможность корректировки сигнала представляется весьма уместной. Кроме того, это позволяет более точно согласовать звучание колонок с усилителем.

В нижней части задней панели располагается акустический терминал, собранный на специально разработанной антирезонансной панели из акрила. Обращает на себя внимание высокое качество используемых коннекторов — NextGen WBT-0703, а также их не совсем привычное для глаз количество — 5 штук. Пятая клемма предназначена для заземления акустических систем на корпус усилителя. Терминалы предусматривают все наиболее популярные типы подключения, включая бивайринг и биампинг.

Пятая клемма акустического терминала предназначена для эффективного заземления на усилитель

Сами акустические системы надежно покоятся на массивных постаментах, опирающихся на ножки, которые при желании и достаточном уровне физической подготовки можно снять и заменить упомянутыми выше комплектными шипами.

Разберись в технологиях

Корпуса акустических систем выполнены из массивных листов березовой фанеры в фирменном акустическом оформлении Distributed Port, с интегрированным лабиринтом из МДФ и щелевым фазоинвертором. Внутри корпуса обильно устланы вспененным звукопоглощающим материалом. Для внутренней коммутации компонентов использован монокристаллический кабель из бескислородной меди высокой степени очистки, а для подключения высокочастотной секции — моножила из чистого серебра.

В месте крепления излучателя фронтальная панель усилена пятью вертикальными вставками

Десятидюймовый диффузор СЧ/НЧ-секции коаксиального излучателя выполнен из целлюлозы с добавлением синтетических нитей небольшой длины, что, по мнению разработчика, должно способствовать гораздо большей стабильности его геометрии и механических свойств при увеличении нагрузки, помогая бороться с резонансными явлениями. Для фиксации диффузора использован пропитанный особым составом двухслойный текстильный подвес с двойной волной, обеспечивающий значительно большую линейность и амплитуду колебаний. Форма диффузора призвана обеспечить оптимальную дисперсию звуковых волн на верхней границе воспроизводимого им частотного диапазона. Основой электродинамической системы СЧ/НЧ-секции выступает мощный, постоянный магнит из фирменного сплава Alcomax 3, состоящего из железа, алюминия, никеля и кобальта. По мнению разработчиков, использование этого сплава позволяет добиться высокой чувствительности, а также более мягкого и естественного воспроизведения звука.

Позолоченная «перечница» высокочастотного излучателя расположена в центре СЧ/НЧ-диффузора, выполненного из целлюлозы с небольшим добавлением искусственных нитей

Высокочастотный излучатель компрессионного типа диаметром два дюйма — знаменитый PepperPot («перечница») — нагружен на фирменный позолоченный рупор. Диффузор выполнен по особой пятиступенчатой технологии из сплава магния и алюминия, обладающего исключительно высоким отношением жесткости к массе. Мембрана закреплена на фирменном подвесе из майлара. Специальная полость, расположенная позади диффузора, выступает в роли амортизатора (она, можно сказать, согласует перемещения мембраны и акустические свойства рупора).

Прецизионный кроссовер стыкует обе секции на частоте 1,1 кГц и спроектирован таким образом, чтобы обеспечить комплексное выравнивание звучания обеих секций как по фазе, так и по амплитуде. Он собран на компонентах, обеспечивающих минимальные потери сигнала, с применением технологии криогенной обработки для стабилизации их кристаллической структуры и снятия механических напряжений на всем пути следования сигнала.

Собери систему

Несмотря на то, что, по заявлению производителя, акустические системы способны работать даже с ламповыми усилителями, мы решили не искушать судьбу и протестировать их с транзисторными компонентами, отвечающим нашим подопечным не только именем, но и статусом. Тестирование проходило в московском салоне «Нота+», где мы выбрали в комплект к акустике компоненты Gryphon: интегральный усилитель Diablo 300 мощностью 250 Вт (8 Ом) и проигрыватель компакт-дисков Scorpio, объединенные балансным кабелем VIP XLR и подключенные к сети кабелями VIP M5. Сами же колонки решили прослушать в комнате общей площадью около 40 м², подключив акустическим кабелем S.A.Lab Speaker Cable.

Основа тестового тракта: усилитель Gryphon Diablo 300 и CD-проигрыватель Gryphon Scorpio

Перед началом тестирования, в соответствии с пожеланиями, изложенными в инструкции по эксплуатации, акустические системы были тщательным образом прогреты, расположены на расстоянии двух метров друг относительно друга и развернуты на 15 градусов таким образом, чтобы их акустические оси пересекались на небольшом расстоянии перед местом прослушивания. Чтобы исключить негативное влияние переотражений акустических волн, расстояние от стен также было выдержано в соответствии с пожеланиями, изложенными в инструкции (не менее метра от боковых стен и не менее полуметра от стены, расположенной позади).

На этот раз мы решили не менять штатные ножки на шипы, поэтому они так и остались мирно спать в ларце из орехового дерева, ожидая внимания будущего владельца. Заземляющие клеммы также остались незадействованными.

На этот раз в качестве музыкального материала для прослушивания я остановился на диске «The Essential» — сборнике песен с записями Marlene Dietrich, диске «Classic Meets Cuba, Live» с записью живого концерта Klazz Brothers и Cuba Percussion, сборнике популярных песен в исполнении мужского хора Сретенского монастыря и стандартной подборке современной музыки и рока от EISA.

Слушай лучшее

Признаюсь честно, это было мое первое тестирование акустических систем, построенных на коаксиальных излучателях столь высокого уровня, поэтому я позволю себе не останавливаться на каждом диске в отдельности, а изложить общие впечатления от прослушивания.

Первое, на что обращаешь внимание, это их голос, способный масштабно и без усилий воспроизвести самые сложные фонограммы, изобилующие мельчайшими деталями и контрастным динамическим рисунком с мониторной точностью. Предельно осязаемая тембральная фактура вокала, музыкальных инструментов и даже мельчайшие шорохи, неизбежные при живом выступлении, столь точны, что производят эффект настоящего откровения.

Логотип GR — один из многочисленных элементов дизайна, подчеркивающих аристократический статус акустики

В некотором роде нежность и мощь их проницательных «голосов» уместнее сравнить с лучшими образцами оперного пения, и лишь при воспроизведении отдельных треков мне не хватало плотности звучания в среднечастотном диапазоне. Не меньшее впечатление производит способность АС реконструировать сцену, объем и акустическое пространство зала. Также существенной особенностью тестируемой акустики является чрезвычайно широкий угол дисперсии звуковых волн и, как следствие, отсутствие четко выраженной зоны для наиболее комфортного прослушивания. Перемещаясь в ходе воспроизведения фонограмм по залу, я не заметил ярко выраженного размытия стереопанорамы или явного доминирования одного из каналов.

Элементы крепления пылезащитной сетки выглядят крайне необычно

Эти колонки обладают не только выдающейся динамикой, но и удивительной способностью обращать внимание слушателя на самые эффектные места фонограмм. При этом они достаточно остро реагируют на качество записи. Исходя из этой особенности, не стоит обольщаться, полагая, что музыка, отлично звучащая в вашем телефоне на утренней пробежке, доставит вам такое же удовольствие при прослушивании на Tannoy Kensington GR.

Звучание акустических систем во всем частотном диапазоне предельно слитно и органично, однако низкие частоты мне хотелось бы выделить отдельно. Признаться, я не ожидал такого мощного и по-настоящему захватывающего воспроизведения баса от колонок на основе коаксиального излучателя. Он предельно фактурный и настолько красив, что я бы, пожалуй, не отказался от прослушивания фонограмм с записью басовых партий.

Позолоченный ключик приоткрывает двери тайны неповторимого звучания

Вместе с тем исполнительская манера Tannoy Kensington GR при воспроизведении современных музыкальных жанров, включая рок-музыку, показалась излишне чопорной. Вроде все неплохо, но без особого пыла и энтузиазма. Во всяком случае, мне довольно сложно представить себе Пласидо Доминго или Хосе Каррераса, трясущими головой на сцене под звуки электрогитар. Все-таки культура прослушивания акустики подобного класса предполагает соответствующий ей музыкальный материал.

Выводы

Прежде чем поставить последний финальный аккорд в этом обзоре, хочется отметить, что к покупке Tannoy Kensington GR надо прийти, либо имея за плечами солидный опыт прослушивания акустики высокого класса, либо доверившись экспертным оценкам и авторитету компании. Допускаю, что неопытному слушателю их предельно естественное и натуральное звучание поначалу может показаться даже немного скучноватым, как если бы он попробовал продукты без усилителя вкуса или же в жаркий день — родниковую воду вместо пузырящейся сладкой колы.

Нельзя сказать, что протестированная акустика в равной степени удачно отыгрывает музыку разных жанров, но всем тем, кто отдает предпочтение живым акустическим записям, стоит присмотреться к этим, безусловно, незаурядным колонкам, не забывая о внимательном отношении к качеству воспроизводимых фонограмм.

По итогам тестирования могу с уверенностью заявить, что Tannoy Prestige Kensington GR — это одни из наиболее интересных и самобытных акустических систем на рынке в сегменте High End. Во всяком случае, можно с уверенностью сказать, что при наличии достаточного бюджета и пространства для их размещения, будущий владелец этих АС вряд ли разочаруется в своем выборе.

Достоинства: дизайн, качество изготовления, звук High-End-уровня

Недостатки: жанровые предпочтения, высокие требования к качеству фонограмм

Официальный сайт: Tannoy Kensington Gold Reference

Цена: 1 261 200 рублей

Паспортные данные

Рекомендуемая мощность усилителя: 20-250 Вт на канал

Мощность: 125 Вт (RMS)

Кратковременная пиковая нагрузка: 500 Вт

Чувствительность: 93дБ

Сопротивление: 5-8 Ом

Диапазон частот (-6дБ): 29Гц–27кГц

Коаксиальный динамик: СЧ/НЧ 250мм; ВЧ 25мм

Частота разделения кросовера: 1,1 кГц

Тип акустического оформления: Distributed Port

Габариты: (ШхВхГ) 406x1100x338 мм

Масса одной колонки: 37 кг

JAMO CONCERT C109: ПОДДАЙТЕ ЖАРУ

История одних аудиобрендов бывает кратковременна, как прочерк болида в ночном небе, другие компании задерживаются в поле зрения аудитории чуть дольше. Но есть и те, кто основательно закрепившись на звездном небосклоне, становятся путеводными светилами для поколений любителей качественного звука. Пример такой компании — старейший датский производитель Jamo, чья продукция во многом определила не только технологии производства, но и облик современной акустики.

Колонки с этим логотипом традиционно популярны на европейском Hi-Fi-рынке в силу хорошего соотношения цены/качества. В 2006 году Jamo перешла в собственность Klipsch Group, что, как писала компания, дало инженерам доступ к большому пулу технологий, а также дополнительные инвестиции в собственные научные изыскания и производство. Во многом благодаря этому в 2014 году увидело свет очередное поколение флагманских акустических систем — Concert.

Поклонникам высоких скоростей

Эстетический облик колонок линейки Concert формировался в студии известного промышленного дизайнера Кирона Данка (Kieron Dunk). Его заданием стало разработать акустику минималистичную, утонченную и, конечно, в стилистике датской школы. С этим заданием он, судя по внешнему виду систем, справился на отлично.

Основа тракта — проигрыватель CD Sim Audio Moon Neo и интегральный усилитель Parasound Halo Integrated

Даже при первом взгляде на Jamo Concert C109 видно, что перед нами флагман. Акустика будто создана для мечтателей и поклонников высоких скоростей, гоночных суперкаров, авиации и звездной саги Джорджа Лукаса, которым тесно в своем времени и попросту скучно смотреть на стандартные прямоугольные коробки. Своими аэродинамическими формами С109 напоминают знакомые по фантастическим фильмам очертания и каскады двигателей межзвездных кораблей.

На центральной оси фронтальной панели расположена батарея динамических головок с неожиданно крупным фрезерованным логотипом, визуально перекликающимся с мерцающими серебряными «пулями» фазовых эквалайзеров и кольцами, опоясывающими фланцы динамических головок. Общее впечатление дополняют пылезащитные сетки, выполненные в виде раздельных черных полусфер (система крепления скрыта от глаз).

На задней панели, ближе к центру корпуса, видны два раструба фазоинверторов и акустический терминал с двумя парами универсальных клемм (доступно подключение биампинг и бивайринг). При этом дизайн самого терминала отвечает общей концепции и выглядит так, словно бы его продували в аэродинамической трубе.

Пылезащитные сетки значительно меняют внешний вид колонок и имеют необычную систему крепления

Качество изготовления Jamo Concert C109 отвечает их стоимости и месту в модельном каталоге компании. Судя по всему, над их корпусами трудился выдающийся краснодеревщик: класс их изготовления находится на высоком для серийного образца уровне. Колонки доступны в нескольких вариантах финишной отделки — ореховом шпоне, белом или черном лаке, последний из которых и был предоставлен на тестирование.

Полная изоляция

Техническую сторону вопроса взял на себя инженер Дэвид Вайкс (David Wikes) со своей командой. Jamo C109 — трехполосная акустика с фазоинвертором. Корпуса колонок изготовлены из формованных листов MDF. Их форма, близкая к эллиптической, не только красива, но и обеспечивает повышенную жесткость конструкции, сводя к минимуму риск появления резонансов и стоячих волн. Сами корпуса покоятся на двух металлических опорах с четырьмя регулируемыми шипами, обеспечивающими эффективную виброакустическую развязку.

Опоры с регулируемыми шипами надежно фиксируют акустику по четырем точкам

Внутреннее пространство АС разделено на два изолированных друг относительно друга объема — отдельно для воспроизведения ВЧ/СЧ- и НЧ-диапазона. Батарея электродинамических головок состоит из пары НЧ-излучателей диаметром 178 мм, СЧ-драйвера диаметром 178 мм и купольного 25-мм твитера.

Секция высокочастотной головки виброизолирована от корпуса

Блок высокочастотного излучателя надежно изолирован от корпуса резиновыми демпферами для предотвращения негативного влияния низких частот. Другая особенность твитера — волновод, фокусирующий звуковые волны в диапазоне от четырех до восьми кГц, что, согласно мысли разработчиков, должно снизить негативные последствия ревербераций и переотражений в комнате прослушивания. Купольный диффузор ВЧ-головки изготовлен из шелка со специальной пропиткой и помещен в небольшой рупор для улучшения дисперсии.

Фланцы СЧ- и НЧ-излучателей представляют собой широко развернутые рупоры

Диффузоры НЧ- и СЧ/НЧ-динамиков изготовлены по фирменной технологии из металлического сплава и синтетического волокна. Как пишет компания, по ряду свойств этот материал напоминает бумагу. Закреплены мембраны на резиновых подвесах, призванных улучшить воспроизведение баса. Также инженеры говорят о конструктивных особенностях, обеспечивающих эффективный теплоотвод.

Система

Для тестирования колонок мы остановились на компонентах, которые наверняка войдут в шорт-лист их будущего владельца, — проигрывателе CD Sim Audio Moon Neo и интегральном усилителе Parasound Halo Integrated мощностью 160 Вт на канал при нагрузке 8 Ом на плечо, соединенных межблочным кабелем QED Reference Audio 40 XLR и подключенный к акустическим системам кабелем Siltech LS-50 IQ. Сами компоненты подключены сетевыми кабелями длинной 1,5 м: Silent Wire AC6.2 и Silent Wire AC8 соответственно.

Отверстия фазоинверторов обеих камер расположены по соседству в центре акустических систем

Перед началом тестирования колонки поставили в полуметре от расположенной сзади стены в вершинах равностороннего треугольника, на расстоянии двух метров друг относительно друга и порядка трех метров относительно места прослушивания, с небольшим разворотом в его сторону.

Конструкция акустического терминала отвечает классу колонок и обеспечивает популярные типы подключения

В качестве тестового музыкального материала я использовал акустический альбом «Emerging» популярного саксофониста Алекса Хана (Alex Hahn), компакт-диск «Распевы Соловецкого монастыря» и очередную подборку рока и электронной музыки от EISA.

Разрешение и ритм-энд-блюз

С первых же секунд всем телом чувствуешь впечатляющую мощь системы, причем даже на малой громкости. Я, конечно, утрирую, но подумалось, что похожие чувства испытывает пилот, прикасаясь к работающей авиационной турбине. Сначала слушал акустический альбом Алекса Хана. Разделение отдельных инструментов друг от друга было превосходным.

Саксофон, перкуссия, скрипки, фортепиано расположились на своих местах. Тембры музыкальных инструментов воспроизводились достаточно фактурно и реалистично, хотя и несколько академично, с легким акцентом на высокие частоты. Бас был быстр и точен, а реконструируемое акустическое пространство — объемно и не ограничивалось размерами комнаты прослушивания, выходя далеко за ее пределы.

Вне зависимости от уровня громкости, колонки не теряют контроль над фонограммой

Неожиданно хорошо прозвучал хор Соловецкого монастыря. Разрешающая способность системы такова, что кажется, можно отследить особенности тембра каждого из певцов — они переданы настолько убедительно, что грань между звучанием системы и живым дыханием исполнителей почти полностью исчезает.

Компания Jamo в очередной раз доказала способность производить акустические системы любого уровня

Переходим к ритм-энд-блюзу. И вот он, долгожданный момент истины! С первых же аккордов понимаешь, что все предыдущее время система мучительно ждала, когда же ей наконец закончат подсовывать сентиментальные музыкальные жанры, чтобы заняться настоящей работой. Как только в записях начали появляться гитарные рифы, барабанные сеты и хриплый мужской вокал, колонки словно бы воспрянули и оживились.

Такой яркой, эмоциональной подачи вкупе с выдающейся динамикой я не слышал очень давно. Вне зависимости от уровня громкости, колонки не теряют характера звучания и контроль над фонограммой.

Выводы

В завершение обзора хочется сказать, что инженерам Jamo в очередной раз удалось создать яркую и запоминающуюся систему с хорошей динамикой и собственным характером звучания, которое по достоинству оценят взыскательные меломаны и любители домашних кинопросмотров. При этом стоимость колонок не так высока, как могла бы быть. Колонки получились весьма удачными и по дизайну, и по звуку, поэтому я советую послушать их, если у вас будет такая возможность.

Достоинства: внешний вид, качество изготовления

Недостатки: легкий акцент на высоких частотах, жанровость звучания

Официальный сайт: Jamo Concert C109

Цена: 235 990 рублей

Паспортные данные

Излучатели: 2хНЧ – 178 мм, СЧ – 178 мм, ВЧ – 25 мм

Диапазон частот: 30 Гц – 27 кГц

Чувствительность: 89 дБ

Мощность: 200 Вт

Сопротивление: 6 Ом

Минимальная мощность усилителя: 75Вт

Размеры: 1132 x 234,5 x 417

NEAT MOMENTUM SX5I: ЧУВСТВО РИТМА

В последние годы британская компания Neat словно бы обрела второе дыхание и показала поклонникам хорошего звука несколько акустических систем, которые привлекли внимание публики своеобразием конструктивных решений. Не все они столь же авангардны, как Neat Iota Alpha, но, как это часто бывает, самое важное и интересное далеко не всегда бросается в глаза. Сегодня я бы хотел ознакомить аудиторию Stereo.ru с акустическими системами Neat Momentum SX5I — вторыми по величине в новой линейке Momentum.

На сегодняшний день Neat Momentum SX5i доступны в следующих вариантах отделки натуральным шпоном: американский орех, белый сатин, натуральный дуб и черный дуб, в котором они были представлены на прослушивание. 

Колонки облачены в предельно консервативные по форме корпуса, впрочем, не лишенные определенной доли изящества. Качество изготовления не вызывает нареканий: чувствуется, что акустика рассчитана скорее на искушенного знатока, нежели на новичка, падкого до броских внешних эффектов. Класс акустики, впрочем, как и ее производитель, считываются мгновенно и безошибочно благодаря отделке дорогими материалами и узнаваемой фамильной черте — оформлению вспененным материалом черного вогнутого купола твитера, призванного снизить переотражения от корпуса. К слову сказать, похожая конструкция используется и для обрамления фланца СЧ/НЧ-головки.

В плане дизайна акустические системы Neat и компоненты Naim отлично сочетаются друг с другом

На задней панели колонок расположены два фазоинвертора разных диаметров и непривычно крупная панель, на которую крепится кроссовер. На этой же панели выведена и пара клемм акустического терминала, выполненных из позолоченной латуни. Отмечу, что они маленького размера, и поэтому массивные кабели с разъемами типа «банан» рискуют в них попросту не удержаться.

Корпуса акустических систем покоятся на четырех хромированных конусах, оканчивающихся регулируемыми шипами.

Конструкция Neat Momentum SX5i допускает возможность небольшой модернизации. Например, опционально можно заказать опоры — Tri-laminate Feet Kit — которые дают дополнительную виброразвязку АС и весьма благоприятно сказываются на внешнем виде колонок. Для тех, кто опасается за сохранность динамиков от случайного внешнего воздействия, доступны небольшие пылезащитные сетки прямоугольной формы.

Инвертированный купол высокочастотного излучателя напоминает своего предшественника от компании Focal

Сами корпуса акустических систем выполнены из плит МДФ высокой плотности, изнутри усилены ребрами жесткости, массивны и хорошо заглушены. Простукивание не выявило хоть сколько-нибудь значимых послезвучий.

Изобарический бас

Своей внешней простой и заявленной 2,5-полосной конструкцией Neat Momentum SX5i могут легко ввести в заблуждение человека, непосвященного в тонкости их внутреннего устройства. И действительно, несмотря на то, что SX5i выглядят как обычные полочные колонки, увеличенные до размера напольных, внутри у них скрывается по-настоящему необычная конструкция — достаточно сказать, что количество установленных в них электродинамических излучателей вдвое больше, нежели может показаться на первый взгляд.

Опциональная виброакустическая развязка Tri-laminate Feet Kit не только эффективна, но и весьма эстетична

В общей сложности в акустических системах размещены не два, а четыре динамика собственного производства: пара 165-мм НЧ-драйверов с литой стальной корзиной и диффузором из пропитанной целлюлозы на резиновом подвесе, один 165-мм СЧ-излучатель похожей конструкции и 25-мм твитер с мощным магнитом и инвертированным металлическим куполом.

Не секрет, что до последнего времени в акустике Neat широко использовались несколько измененные ВЧ-динамики от Focal. Однако недавно в Focal приняли решение сократить OEM-поставки твитеров другим производителям. Ответом на этот шаг стало появление у Neat собственного высокочастотного излучателя с инвертированным металлическим куполом из анодированного алюминия — SXT-A1, который лишь отчасти напоминает своих французских предшественников.

Регулируемые шипы гарантируют устойчивое размещение акустических систем на любой поверхности

Секрет «невидимых динамиков» заключен в уникальном сочетании двух типов акустического оформления — фазоинверторного и изобарического. По сути, корпус каждой колонки разделен на изолированные ВЧ/СЧ- и НЧ-секции с интегрированным в основание колонки изобарическим блоком (картинки колонок в разрезе есть в этом интервью). Если взглянуть на нижнюю сторону Neat Momentum SX5i, то хорошо виден один из двух динамиков изобарического блока. Не думаю, что подавляющее большинство читателей знакомо с изобарическим типом акустического оформления, поэтому позволю себе остановиться на нем подробнее.

Качество отделки шпонированных корпусов может служить примером другим производителям

На сегодняшний день изобарическая нагрузка является одним из наиболее эффективных способов достичь значительного усиления низких частот в корпусах небольшого объема. Достаточно сказать, что этот принцип активно используют многие производители статусной акустики, включая Linn, Wilson Benesch, Eggleston и другие. В общих чертах, работа изобарической системы представляет собой сонаправленное и синфазное перемещение диффузоров, установленных на противоположных сторонах закрытой акустической камеры, внутри которой на протяжении всего процесса сохраняется постоянное давление воздуха. Существенное преимущество работы изобарической системы — уменьшение искажений и большая скорость реакции. Вдобавок такие колонки можно ставить близко к стене без ущерба для звука. Однако есть и плата за сложную конструкцию — более скромная чувствительность, а значит, требуется мощный усилитель.

Акустические клеммы невелики, поэтому не стоит увлекаться массивными кабелями с разъемами типа "банан"

Кроссовер в колонках Neat Momentum SX5i собран с использованием точечного монтажа на референсной элементной базе от Mundorf с близкими рабочими характеристиками. Остается только догадываться, сколько времени было потрачено на его тонкую настройку, чтобы сбалансировать излучатели и достичь требуемого звучания.

Полагаясь на весьма впечатляющие особенности конструкции, следовало бы ожидать от производителя не менее интригующих реляций о технических характеристиках, достигнутых в ходе разработки этих колонок. Вместе с тем, по непонятной для меня причине, ни на фирменном сайте, ни в одном из пресс-релизов я не обнаружил никакой информации о таких ключевых параметрах акустических систем, как мощность, нижняя и верхняя границы диапазона воспроизводимых частот, что, согласитесь, довольно странно.

Ну что же, дабы развеять тень сомнений, перейдем к прослушиванию.

Система

С учетом относительно невысокой чувствительности акустических систем, можно порекомендовать использовать усилители мощностью не менее 50 Вт на канал. В нашем случае для прослушивания колонок предложили следующий комплект: предварительный усилитель Naim Audio NAC 202 с блоком питания Naim Audio Hi-Cap DR, усилитель мощности Naim Audio 200 DR, CD-проигрыватель Naim Audio CD5 XS, сетевой проигрыватель Naim Audio NDX и ЦАП Naim Audio DAC.

Не так часто можно послушать компоненты Naim, представленные в столь широком составе

От себя замечу, что внешний вид акустики Neat перекликается с дизайном стереокомпонентов от Naim Audio. Думаю, так получилось, потому что обе компании тесно сотрудничают друг с другом. Например, посмотрите: логотипы акустических систем Neat, расположенные в основании передней панели, по форме напоминают прозрачные зеленоватые полукружья компонентов от Naim Audio.

Но вернемся к системе. Для коммутации компонентов использовались: межкомпонентный кабель Tellurium Q Black DIN, цифровой кабель Atlas Mavros Ultra S/PDIF, акустические кабели Naim Audio Super Lumina. Сетевое подключение — Atlas EOS 4dd.

Пара фазоинверторов на задней панели не мешает размещать акустику в относительной близости от стен

В качестве музыкального материала я выбрал замечательный альбом «Dalida» французского музыканта ливанского происхождения Ибрагима Маалуфа (Ibrahim Maalouf) и подборку современной популярной музыки от EISA.

Перед началом прослушивания акустические системы и мое кресло были расположены в углах равностороннего треугольника с длиной стороны 2,8 метра. Акустически оси обеих колонок также были точно сориентированы по направлению к слушателю.

Виртуальная реконструкция

Слушаем альбом Ибрагима Маалуфа. Первое впечатления — это изысканная и воздушная манера подачи с какой-то особой текучестью, прозрачностью и множеством органичных деталей, никоим образом не нарушающих общую канву произведения и эмоциональную вовлеченность в музыкальное повествование. Тембры вокала и музыкальных инструментов, макро и микродинамика хороши.

Складывается впечатление, что акустика пытается дать слушателю даже несколько больше, нежели содержится в записи — пожалуй, это один из немногих примеров акустических систем, которым это успешно удается. Виртуальная реконструкция акустического пространства замечательна, хотя временами возникает ощущение, что центр сцены расположен по отношению к слушателю чуть ближе, нежели я обычно привык слышать. Также обращает на себя внимание легкий акцент на низкие частоты, что, безусловно, понравится тем, кто привык слушать музыку на умеренной громкости.

Диффузоры средненизкочастотных излучателей собственной разработки выполнены из пропитанной целлюлозы

Слушаем подборку электронной музыки и ритм-н-блюза от EISA. На особо крутых и экспрессивных пассажах, где зачастую теряются даже более мощные и крупные акустические системы, Neat Momentum SX5i играют с пульсирующей радостью и энтузиазмом ребенка, впервые вставшего на табуретку, чтобы рассказать взрослым стихотворение.

На современной музыке в особенной степени проявляется одно из ключевых достоинств Neat Momentum SX5i — глубокий, точный и контролируемый бас, который никак визуально не соотносится пусть и с напольными, но относительно скромными по размеру корпусами. Акустика по-настоящему заводит, демонстрируя удивительное чувство ритма, и даже при значительном увеличении громкости колонки не выходят из-под контроля.

Выводы

Не часто бывает, что тест акустики производит на меня столь приятное впечатление. И действительно, к Neat Momentum SX5i сложно относиться равнодушно ввиду того, что каждый новый трек в их исполнении звучит свежо и натурально, не вызывая даже намека на чувство эмоциональной усталости.

В целом акустические системы продемонстрировали удивительно сбалансированную манеру воспроизведения фонограмм без ярко выраженных жанровых предпочтений. Их звучание в равной степени отвечает потребностям любителей акустического джаза и современной музыки, уверенно отыгрывая совершенно разные стили. Убежден, для большинства требовательных меломанов они станут оптимальным выбором, а всем остальным я настоятельно рекомендую их прослушать.

Достоинства: высокое качество изготовления, широкий диапазон воспроизводимых частот

Недостатки: высокая цена, требовательны к мощности усилителя

Официальный сайт: Neat Momentum SX5i

Цена: 385 900 рублей

Паспортные данные

Акустическое оформление: фазоинвертор и изобарическая нагрузка с фазоинвертором

Количество полос: 2,5

Динамики: 2 x НЧ – 165 мм, СЧ – 165 мм, ВЧ – 25 мм

Сопротивление: 8 Ом

Рекомендуемая мощность усилителя: от 50Вт

Чувствительность: 88 Дб

Габариты (ВxШxГ): 105x22x23 cм

Масса: 20 кг (одна колонка)

ТЕСТ ПОЛОЧНОЙ АКУСТИКИ ARSLAB CLASSIC 1.5: ВООДУШЕВЛЕНИЕ

Не секрет, что сознание современного потребителя буквально штурмуют рекламные кампании известных брендов, подталкивая его к принятию нужных для них решений. При этом мы не так часто задумываемся, а действительно ли эта вещь стоит запрашиваемых за нее денег, или мы просто переплачиваем за амбиции производителя и так называемый «капитал бренда».

На этом фоне растет число потребителей, желающих получить аналогичный уровень технологий, но не готовых переплачивать за громкое имя. Раз есть спрос — появляются и компании, способные предложить продукты, сравнимые по уровню качества с лидерами рынка, но без наценки за бренд. На мое мнение, одной из таких фирм стала российско-прибалтийская Arslab (завод в Латвии, основной владелец — известный салон «Аудиомания»), об их акустике уже не раз писали на Stereo.ru.

Мне предложили послушать пару новых полочиников Arslab Classic 1.5, ставших развитием весьма успешных Arslab Classic 1.

Черные пылезащитные сетки с логотипами практически полностью закрывают переднюю панель

Колонки доступны в следующих вариантах финишной отделки: черный дуб, орех, черный и белый рояльный лак. Когда я оценивал их внешний вид, задумался о том, что в последнее время редко встречаются вещи, посмотрев на которые, сразу понимаешь, что они качественные и надежно сделаны. Classic 1.5 такое ощущение дают: гармоничные пропорции, акцент на глубину корпуса, тщательно подобраны отделочные материалы, никаких лишних деталей. Шпон с переливчатым рисунком положен столь искусно, что я не смог найти границы его сочленений по углам — впечатляющий эффект. И небольшая фаска на границе передней панели и корпуса — как заключительный аккорд в оде мастерству краснодеревщика.

Небольшой зазор между фронтальной панелью и корпусом — лишь одно из ряда удачных стилистических решений

Более того, создатели Arslab Classic 1.5, похоже, решили широким фронтом затронуть весь спектр позитивных чувств от обладания вещью: если провести пальцами по шпону, он кажется теплым — настолько тщательно обработана его фактура.

Массивная фронтальная панель акустических систем покрыта черным матовым лаком, подобранным таким образом, чтобы по цвету и фактуре он не отличался от материала, из которого изготовлены видимые глазу фрагменты динамических головок, ориентировочно, поликарбонат. И есть лишь одна блестящая деталь — алюминиевая фазовыравнивающая пуля СЧ/НЧ головки.

Фазоинвертор выведен на заднюю панель, что обязательно следует учитывать при инсталляции

Черные пылезащитные сетки с логотипами практически полностью закрывают собой переднюю панель. Вызывает некоторое удивление такой атавизм, как их штырьковое крепление к корпусу (сегодня чаще используются магнитные), с другой стороны, этот проверенный способ тоже имеет свои преимущества.

На задней панели расположен порт фазоинвертора, труба которого оформлена в аккуратный раструб, и довольно внушительных размеров акустический терминал с единственной парой весьма недешевых клемм, напоминающих небрендированные WBT.

Специально для Arslab

Акустические системы выполнены в корпусах типа фазоинвертор из мощных панелей MDF. Корпус усилен многочисленными ребрами жесткости, заполнен синтетическим звукопоглотителем и демпфирован битумными листами. Простукивание не выявило хоть сколько-нибудь значимых послезвучий.

Текстильный купол высокочастотного излучаетля погружен в довольно глубокий рупор

Колонки оснащены двумя излучателями Wavecor: 168-мм среднечастотником с глянцевым диффузором из пропитанной целлюлозы на резиновом подвесе и шелковым 25-мм твитером с демпфирующей пропиткой, помещенным в большой рупор.

Обе головки разработаны специально для Arslab и обладают электромагнитными системами форсированной мощности с крупными магнитами. Твитер при этом имеет расширенный до 30 кГц диапазон.

Диффузор СЧ/НЧ излучателя выполнен из пропитанной целлюлозы

Кроссовер собран навесным монтажом на аудиофильской элементной базе от компании Audiocore. Для его моделирования, как пишет компания, использовались долгие компьютерные просчеты, а после потребовалось многочасовое прослушивание, чтобы окончательно довести его до ума. Внутренняя проводка реализована кабелем Audiocore большого сечения.

Система

Акустические системы обладают далеко не самой рекордной чувствительностью, поэтому в качестве компонентов в систему поставили усилитель Atoll IN 100 (мощность 100 Вт при нагрузке 8 Ом), а источником послужил проигрыватель компакт-дисков Atoll CD 100SE-2. Вся коммутация была выполнена на кабелях Cold Ray, и даже стойка была этой же фирмы.

Основа тестового тракта — интегральный усилитель Atoll IN 100 и проигрыватель CD — Atoll CD 100SE-2

На этот раз в качестве тестового материала я решил остановиться на популярном сборнике Дайаны Кролл «The Very Best Of Diana Krall» и подборке современной музыки и рока от EISA.

Перед началом прослушивания колонки установили в основании равностороннего треугольника на расстоянии 1,7 м друг относительно друга и 2 м от места прослушивания.

Лето, солнце

Как и следовало ожидать, даже легкий снобизм относительно небольшой стоимости колонок моментально улетучился с первых же нот, взятых Дайаной Кролл, и уступил место совсем иным чувствам, и прежде всего — удивлению. Эмоциональную, воодушевленную манеру подачи и выраженный энтузиазм не так часто встретишь и на трактах гораздо большей стоимости. Радостный напор и энергетика, впрочем, не переходили границы дозволенного.

Плотный, глубокий бас эффектно акцентирует внимание на ритмическом рисунке

Иногда казалось, что певица, да и музыканты выступают не в темном зале на сцене, подсвеченной софитами, а на летней, залитой солнечным светом эстраде. Причем это качество душевного подъема сохранялось на разных по стилистике треках с разных альбомов певицы.

Говоря об особенностях звучания, прежде всего выделю точность передачи низких частот, тембров вокала, акустических музыкальных инструментов и замечательную реконструкцию сцены. Лишь на некоторых треках верхняя середина казалась светлее, чем хотелось бы, но, впрочем, это легко устранить разворотом акустических систем.

Дальше я слушал рок и электронику. В очередной раз приятно удивили динамические характеристики, а также та легкость и мощь, с которой колонки воспроизвели эти весьма непростые музыкальные жанры в довольно крупном помещении. Плотный, глубокий бас эффектно акцентировал внимание на ритмическом рисунке.

Высококачественные коннекторы акустического терминала напоминают немаркированные клеммы WBT

В целом слушать и электронику, и рок на этой акустике действительно интересно. Пожалуй, единственное, что меня смутило, так это временами излишне подчеркнутые верхняя середина и высокие частоты, вследствие которых на определенных записях голос рок-исполнителей становился излишне пронзительным. Предположу, что это качество можно скорректировать подбором более мягкого по звучанию кабеля.

Выводы

Закончив прослушивание, я в очередной раз задался вопросом: а хотел бы я видеть Arslab Classic 1,5 в составе своей домашней стереосистемы? Могу с уверенностью сказать, что да. Во всяком случае, мне это было бы интересно, поскольку колонок со столь ярким, масштабным и в целом убедительным звучанием в данной ценовой категории я, пожалуй, еще не встречал.

Достоинства: высокое качество изготовления, открытое звучание

Недостатки: жанровость, в некоторых случаях звук может показаться слишком ярким

Официальный сайт: Arslab Classic 1.5

Цена: 50 050 рублей

Паспортные данные

Диапазон частот: 45 Гц – 30 кГц

Чувствительность: 88 дБ

Рекомендованная мощность усилителя: 25–100 Вт

Сопротивление: 6 Ом

Излучатели: СЧ/НЧ – 168 мм; ВЧ – 25 мм

Тип акустического оформления: фазоинверторный

Габаритмы: 200 x 350 x 360 мм

Масса: 7 кг

ТЕГИ: #Arslab

Тест полочной акустики Wharfedale 11.2: конвертор времени в удовольствие

За последние несколько десятилетий в сознании большинства потребителей прочно укоренилось представление о том, что музыкальность и класс звучания стереосистемы напрямую зависят от количества инвестированных в нее денежных средств. Но есть еще и конкуренция, которая вынуждает производителей находить нетривиальные решения, меняющие рыночную конъюнктуру.

Британская компания Wharfedale в этом году на мюнхенской выставке High End Show представила публике очередное поколение бюджетных акустических систем семейства Diamond с индексом 11, из которых мне на тест достались самые крупные полочники — Wharfedale 11.2.

Притягательность

На сегодняшний день эта модель доступна в нескольких вариантах отделки: имитации красного дерева или ореха, а также белом и черном оформлении, предложенном для прослушивания. Их корпуса имеют все тот же полюбившийся многим изогнутый параболический профиль, исчезнувший на какое-то время в сотой серии, но, к всеобщему удовлетворению, появившийся снова. Очевидно, это не просто дань уважения памятной девятой и десятой серии. Это еще и тренд привносить в дизайн бюджетной акустики элементы из высоких «сословий».

Wharfedale 11.2 — самые крупные полочные колонки в новой линейке

В облике Wharfedale 11.2 определенно есть какая-то притягательность, не сводящаяся к броским внешним эффектам. При относительной скромности в этих колонках все говорит о том, что перед нами отнюдь не рядовая колонка, а серьезный инструмент, предназначенный для чего-то большего, нежели просто качественное фоновое воспроизведение треков.

Благодаря необычной системе акустического оформления их корпуса словно бы левитируют в воздухе на небольшом расстоянии от поверхности. На лакированной фронтальной панели расположена пара электродинамических излучателей, окружности которых подчеркнуты кольцами из фрезерованного металла. Логотип изменен до неузнаваемости — традиционный для Wharfedale декоративный шрифт уступил место альтернативному. Черная пылезащитная сетка оснащена магнитной системой крепления и покрывает почти всю переднюю панель, остается лишь небольшой полукруглый зазор, где и разместили лого.

Акустическое оформление типа «слот» снижает зависимость звучания от особенностей помещения

Прочие стороны корпуса, за исключением основания, покрытого черной эмалью, оформлены матовым винилом с отличной имитаций древесной фактуры. Следов стыка не наблюдается, общее качество изготовления также не вызывает ни малейших нареканий.

Помимо изгибов и переливов корпуса от рояльного лака фронтальной панели к матовой текстуре корпуса, акустика привлекает внимание и парадоксальным сочетанием кевларовых диффузоров на необычно широких, серых подвесах из вспененного материала, выступающих основной визуальной доминантой. Скажу больше: если бы я увидел эту акустику первый раз, то вряд ли бы усомнился в том, что подвесы не были виртуозно переклеены каким-то акустиком в порядке эксперимента.

Площадь акустического терминала с единственной парой клемм сокращена до минимума

Складывается впечатление, что Wharfedale 11.2 разрабатывались разными поколениями инженерных кадров, объединившимися, чтобы создать что-то необычное, в равной степени сочетающее достоинства старой и современной акустических школ.

Акустические терминалы выглядят предельно аскетично. По сути, производитель ушел от сложившейся практики размещения на них сопроводительной информации о модели и технических параметрах, сократив его площадь до предельного минимума, достаточного для вертикального размещения пары весьма качественных акустических клемм.

Пылезащитная сетка оснащена магнитной системой крепления

Выбирая акустику для себя, я бы остановился на белом варианте оформления, поскольку сочетание белых корпусов, серых подвесов и черных, как смоль, диффузоров создает магический эффект визуальной воронки.

Слот и сэндвич

Колонки выполнены по двухполосной схеме в акустическом оформлении типа «слот». Его особенность заключается в том, что порт фазоинвертора направлен вниз и находится между корпусом и основанием акустических систем, образуя по периметру щель заданной ширины. Такая конструкция позволяет оптимально согласовать давление воздуха внутри акустических систем и снаружи, в итоге снижает эффект турбулентности, тем самым улучшая бас. И в отличие от заднего порта фазоинвертора такие колонки можно поставить близко к стене.

За куполом высокочастотного динамика скрывается ряд любопытных технологических решений

Материал корпусов представляет собой сэндвич из МДФ-панелей переменной плотности, а их форма образует в сечении сложный профиль, близкий к параболическому, благодаря которому, по заявлению производителя, удалось снизить резонансную частоту на 25 дБ. Изнутри корпуса усилены ребрами жесткости, достаточно плотно заполнены звукопоглотителем и покрыты специальным материалом для дополнительной акустической абсорбции.

Батарея электродинамических головок состоит из двух излучателей: средне-низкочастотного с кевларовым диффузором и высокочастотной головки с текстильным куполом, оформленным в небольшой рупор для улучшения дисперсии.

Небольшой рупор значительно улучшает дисперсию звуковых волн в области высоких частот

Подвес СЧ-драйвера сделан, как пишет компания, «на основе вспененного материала», внешне похожего на поролон, однако, возможно, имеющего несколько иные характеристики. Если же мои догадки верны, то использование этого материала — недвусмысленный намек на то, что основной акцент был сделан разработчиками на воспроизведение средних частот, а значит, акустика изначально ориентирована на опытного слушателя, предъявляющего особые требования к качеству фонограмм и их воспроизведения. Сегодня производители используют подобные технологии только в тех случаях, когда требуется достичь экстремально высоких акустических характеристик.

Необычное сочетание кевларовых диффузоров и широких подвесов из «вспененного материала»

Динамики оснащены мощными, массивными магнитами, улучшающими чувствительность и контроль перемещения диффузора при воспроизведении низких частот. Увеличенная масса магнита повлекла за собой и ряд конструктивных изменений, направленных на достижение особой прочности и жесткости всей системы в целом. Так, например, было значительно переработано шасси, чья сетка ребер напоминает ажурные металлические пролеты архитектурных сооружений конца 19 начала 20 века.

Компания пишет, что расширила частотный диапазон твитера, а специальная камера обеспечила резонансную частоту ниже 800 Гц и линейность во всем диапазоне. Также в нем используется керамический магнит усиленной мощности, который, по мнению производителя, дают более мягкий и плавный звук в сравнении с неодимовыми магнитом.

Система

Обычно мы стараемся слушать акустические системы с усилителями, находящимися с ними в равной ценовой категории или, по крайней мере, с наиболее вероятными претендентами, входящими в предполагаемый шорт-лист потенциального покупателя. Однако на этот раз получилось тестировать акустику с компонентами, о которых большинству из нас остается только мечтать: предварительным усилителем Quad QC-24 и двумя моноблоками Quad QII 40. В качестве источника стоял проигрыватель Cambridge Audio Azur 651BD, коммутация — Atlas Cables серии Equator.

Звучание Wharfedale 11.2 воспринимается как естественное дополнение к связке усилителей Quad

Перед началом прослушивания обе акустические системы и мое кресло разместили в вершинах равностороннего треугольника с длиной стороны 1,5 м. Расстояние от колонок до расположенной сзади стены составляло около полуметра.

На этот раз в качестве музыкального материала остановимся на диске «Мистическое сновидение» (The Mystic's Dream) в исполнении Лорины Маккеннитт (Loreena McKennitt), а также традиционной подборке рока и современной музыки от EISA.

Единое целое

Когда я включил «Мистическое сновидение», сразу обратил внимание, что нет легкого синтетического окраса, характерного для недорогих систем с мембранами из кевлара на резиновом подвесе. Иначе говоря, использование нового подвеса — действительно удачное решение.

Изменения затронули не только технические решения, но и логотип компании

Хорошее разрешение системы позволяет этим полочникам создавать масштабные образы и глубокую сцену. Низкие частоты неожиданно глубокие, а усилитель их точно контролирует. Порадовала и микродинамика: в звучании Wharfedale 11.2, я бы сказал, что слышишь не просто обилие деталей, а эти детали, благодаря реалистичной передаче даже сложных тембров, объединяются в единое живое целое. Во время теста мне как-то быстро захотелось закончить с анализом техники и попросту послушать музыку.

Судя по всему, основной акцент при проектировании Wharfedale 11.2 сделали на воспроизведении вокала и живых музыкальных инструментов. Именно они становятся реперными точками, по которым понимаешь, насколько аккуратно и точно стараются эти колонки донести музыку.

При относительно скромной внешности Wharfedale 11.2 обладают удивительно щедрым звучанием

Дальше я включил подборку современной музыки от EISA. Обращает на себя внимание филигранная подача с элементами некоторой вальяжности и теплоты, которые при полном отсутствии агрессии и напора создают довольно странное впечатление. Безусловно, такую манеру игры высоко оценят поклонники ритм-н-блюза и акустического рока, но сможет ли она удовлетворить слушателей, предпочитающих более жесткие музыкальные формы, я предсказать не берусь. Электронная музыка также прозвучала интересно, однако некоторая тембральная сухость и выхолощенность электронных музыкальных инструментов неизбежно дала о себе знать на тракте столь высокого разрешения.

Выводы

Это прослушивание в очередной раз показало мне, что качество звучания акустических систем и их доступность отнюдь не противоречат друг другу, особенно, если производитель дает добро на выпуск подобных вещей. В какой-то момент я даже подумал, о том, что для человека, незнакомого с порядком цен на Wharfedale 11.2, их звучание будет восприниматься как вполне естественное дополнение к тестовой связке усилителей Quad, сумевших проявить их незаурядный потенциал. Прослушивание этой акустики (в сочетании с Quad уж точно) — один из очень доступных способов конвертировать время в удовольствие.

Достоинства: высокое качество изготовления и звучания

Недостатки: легкая жанровость, высокие требования к качеству воспроизводимых фонограмм

Официальный сайт: Wharfedale 11.2

Цена: 31 000 рублей

Паспортные данные

Излучатели: СЧ/НЧ – 150 мм; ВЧ – 25 мм

Диапазон частот: 48 Гц-20 кГц

Чувствительность: 88 дБ

Рекомендованная мощность усилителя: 25-125 Вт

Частота кроссовера: 3,6 кГц

Сопротивление: 8 Ом

Объем корпуса: 13,2 л

Габариты: 355 x 221 x 290 мм

Масса: 9 кг

ТЕСТ ПРЕДУСИЛИТЕЛЯ QUAD QC 24 И МОНОБЛОКОВ QUAD II FORTY

Павел Санаев большинству из нас знаком как писатель («Похороните меня за плинтусом») и кинорежиссер («На игре», «Нулевой километр»). Однако у Павла есть и другая сторона жизни — он аудиофил, собиратель винтажной аппаратуры и страстный меломан. Как он дошел до всего этого, собрал большую фонотеку и почему начал писать на своем сайте об аудиотехнике, мы и поговорили.

— Многие знают тебя как талантливого писателя, сценариста и режиссера, однако далеко не всем известно о твоем страстном увлечении тяжелым роком и винтажной Hi-Fi аппаратурой. Как случилось, что ты этим заинтересовался?

— Интересовался я этим с восьмого класса, но до 2007 года был не очень требовательным к аппаратуре. У меня был простой музыкальный центр, звучание которого долгое время меня устраивало. В 2007 году, приступив к работе над фильмом «На игре», я понимал, что меня ждет очень трудный этап — полтора года работы по 16-18 часов в день с регулярными недосыпами. Я понимал, что мне нужна какая-то энергетическая «подпитка» и купил себе первый в жизни комплект относительно приличной аппаратуры от компании Aleks. Колонки id570 Amati, которые стояли у меня долгое время, я по сей день считаю лучшей бюджетной акустикой, если не рассматривать винтаж.

В 2011 году я случайно купил деку Nakamichi, услышал, как вкусно звучит аналоговый звук по сравнению с привычной «цифрой», заинтересовался винилом и понеслось. На тот момент я даже не предполагал, что за этим последуют несколько лет непрерывных поисков, посещений различных выставок, прослушиваний многочисленных салонных и домашних сетапов и, конечно, попыток во всем этом разобраться. Безусловно, для человека, знающего цену времени, я потратил много часов странным образом, но мне было интересно. В этом смысле про меня хорошо говорит голландская поговорка: «Если ты получаешь удовольствие от того, как убиваешь время, то ты не убиваешь время».

 

— Какое место музыка занимает в твоем творчестве? Правда ли, что ты иногда работаешь под музыку?

— В моей жизни часто бывают дни, когда музыка не выключается по несколько часов подряд. Например, есть механическая работа, предположим, править текст. Удивительным образом музыка помогает в сценарной работе. Писать становится легче, появляется дополнительный драйв. А вот литературная работа требует абсолютного сосредоточения, и тогда меня лучше не беспокоить — никакой музыки, никаких звонков, никакого шума.

 

 

— Что в наибольшей степени оказало влияние на формирование твоих музыкальных предпочтений?

— До восьмого класса у меня было несколько записанных у приятелей кассет The Beatles и кассета Adriano Celentano — вот и вся фонотека. В 1983 году наш школьный двоечник и хулиган принес кассету группы KISS, я выпросил послушать. Альбомом «Alive II» я был потрясен: оказалось, что эта музыка адресована напрямую к моей нервной системе. Чуть позже другой школьный товарищ познакомил меня с творчеством Iron Maiden, и вот тут я уже окончательно «приехал».

Понимаешь, кому-то нужно умиротворение и вдохновение от классики, кто-то получает кайф от джаза, для меня же благотворнее всего именно роковая энергетическая подпитка. Поэтому, когда мне иногда говорят, что я ничего не понимаю и, дай бог, когда-нибудь дорасту до джаза, я улыбаюсь. Мне почти сорок восемь, сколько расти? Откровенно говоря, джаз для меня очень скучен. Под настроение я могу послушать некоторых исполнителей: Трио Оскара Петерсона, Сонни Роллинза, Дюка Эллингтона, но это знаешь… Да простят меня любители джаза — как лимончелло после еды, чтобы освежить рецепторы. Одна джазовая запись после пятидесяти роковых, а потом снова рок.

Также у меня был большой период увлечения классикой, когда друг-музыкант давал мне слушать различные пластинки известных композиторов. Некоторые классические вещи мне очень нравятся до сих пор, например, все скрипичные сонаты Бетховена. Но я не могу сказать, что у меня есть регулярная потребность это слушать. Драйв и необходимую энергию мне дает только рок-музыка, начиная с прогрессивного рока 70-х, заканчивая тяжелым металлом конца 80-х, и очень небольшим количеством современных групп.

В 80-е годы кассеты стоили дорого, каждая запись была на вес золота, и огромный пласт музыки в то время прошел мимо меня. Сейчас я его с огромным удовольствие для себя открыл. Мое основное внимание привлек период с конца 60-х по 73-й год, когда образовалось безумное количество рок-групп, которые, увы, снес нефтяной кризис, вызвавший сильное подорожание винила. В итоге остались только те, кто реально приносил деньги, те, что у всех на слуху: Black Sabbath, Deep Purple. А огромное число команд распалось, хотя среди них были десятки очень интересных коллективов, например, Skin Alley, Catapillar, Warhorse, Hurdy Gurdy.

— А как развивались твои взаимоотношения с техникой? Когда ты почувствовал, что тебе хочется от аппаратуры чего-то большего?

— Как я уже говорил, начиная работать над фильмом «На игре» я приобрел стереокомплект в российской компании Aleks. В то время всю мою фонотеку составляли компакт-диски, я и не предполагал, что музыка может звучать как-то иначе — вроде все на месте, вроде играет. Но несколько лет спустя случайно открылось, что все может быть абсолютно иначе!

Как-то раз, убирая комнату, я нашел у себя в ящике старые кассеты и подумал, что выбрасывать мне их не хочется, а слушать не на чем. Исходя из этих соображений, я решил приобрести какую-нибудь простенькую кассетную деку, которую планировал слушать от случая к случаю где-нибудь на даче. В итоге приобрел Nakamichi LX5, стоившую втрое больше, чем я собирался потратить на кассетник. Я услышал заметную разницу между звучанием кассеты и компакт-диска. Самым большим впечатлением стало то, что звук с кассетной деки будто бы вливался в мои уши, а не «вколачивался», как это происходило при прослушивании обычных CD.

Начав узнавать больше про Nakamichi, я заинтересовался аналоговым звуком, а через некоторое время с помощью одного знающего человека собрал себе приличный виниловый тракт. Ну а дальше захотелось выжать из системы максимум. Самое сложное было подобрать акустику: выяснилось, что современные производители не способны предложить ничего, что меня хоть сколько-нибудь устраивало бы по звучанию вплоть до цены в 25 тысяч евро. В общей сложности я переслушал не менее пятидесяти пар различных акустических систем, пока не остановил свой выбор на большой напольной акустике Diatone DS-5000.

 

 

— Пользуясь случаем, хочу задать немного личный вопрос. Сейчас в сети много интерьерных фотографий известных персон 70–80-х, которые, возможно, совсем не планировали рассказывать о своих домашних системах, но по сохранившимся фотографиям мы можем сложить некоторое представление об их вкусах к аппаратуре. Так, например, на фотографии знаменитого артиста Андрея Миронова, хорошо виден комплект из техники Sansui. Каким системам отдавала предпочтение московская богема 70–80-х?

— Мы редко бывали в гостях, где можно было встретить такую технику. Для творческой интеллигенции, с которой общалась моя семья, покупка чего-то подобного оставалась за гранью реальности. Могу лишь припомнить, что был такой кинодраматург Леонид Белокуров, у которого дома стоял комплект Grundig. И у режиссера Леонида Марягина, сын которого как раз познакомил меня с творчеством Iron Maiden, была высококлассная система отечественного производства с большими колонками типа Электроника АС. Система Марягина, кстати, звучала интереснее всего, что я слышал в детстве. Позже, когда я уже общался с ребятами, превратившими запись кассет в свой бизнес, слушать приходилось только среднеразмерные музыкальные центры и двухкассетники. Между собой мы с придыханием говорили, что у такого-то спекулянта была кассетная дека Akai с «частоткой 20-20», но нам такие вещи были недоступны. Чтобы записать несколько пластинок на этом Akai, мы везли их через всю Москву. По тем временам это были мои лучшие записи.

 

— А как супруга относится к твоему увлечению аудиотехникой?

— В этом отношении она руководствуется принципом «понять и простить». Она не любительница музыки, но благосклонно относится к моему увлечению, за что я ей искренне благодарен.

 

— Поскольку большей части нашей аудитории ты известен как человек, связанный с кинематографом, следующий вопрос назрел сам собой. Есть ли у тебя дома домашний кинотеатр и если да, то из каких компонентов он состоит?

— Нет и даже не планирую его заводить. Более того, моя супруга уже не первый год мягко намекает мне на то, что было бы неплохо избавиться и от телевизора, который мы не включали последние 5 лет. Все-таки кино мы привыкли смотреть в обычном кинотеатре просто потому, что куда-то пойти гораздо приятней, чем смотреть кино дома.

— Тогда расскажи о своем нынешнем аудиотракте. К чему удалось прийти и насколько ты доволен полученным результатом?

— Мой тракт — яркий пример того, как за вменяемые деньги можно собрать крутую систему, готовую отыграть практически любую музыку. Главный акцент, конечно, делался на тяжелый рок, поэтому в системе есть обусловленные этим нюансы — например, выбор головки звукоснимателя, усиление, да и сама акустика. Для классики, например, я бы собирал совершенно другой сетап.

Можно заставить звучать мою систему еще лучше, но я сторонник радикально-прорывных улучшений, а не микроскопических прибавок. Если уж улучшать, то всерьез, и в моем случае это может быть только установка активного четырехполосного кроссовера с четырьмя усилителями на каждую полосу и выбор катушечного магнитофона в качестве источника. Вот это бы я сделал со временем. А на танцы с бубнами, вроде бесконечного перебора головок звукоснимателей и кабелей, смешно тратить время и деньги. На данный момент меня все устраивает.

Как я уже упоминал, при выборе акустических систем я остановился на Diatone DS-5000. Все кабели за исключением силовых у меня мастеровые. Межблочные кабели — медная моножила, акустический — литцендрат. Силовые кабели — «Чернов Аудио». Для подключения цифрового источника я использую кабель с небольшим добавлением серебра.

Проигрыватель пластинок — мастеровой, созданный на базе Dual специально под легкий, одноопорный тонарм Mayware Formula 4 с ММ головкой ADC XLM MK2 Improved. У нее абсолютно натуральное звучание для той музыки, которую я слушаю. Эта головка дает тот же тональный баланс и детализацию, что и мастер-лента. Для пластинок, которые выходили после середины 80-х, головка MC была бы лучше, но таких пластинок у меня всего около тридцати. Фонокорректор также авторский, собранный на винтажных американских лампах Sylvania 12ax7wa. Предварительный усилитель — Audio Research SP-3 на таких же лампах. В качестве источника цифрового сигнала и по совместительству цифроаналогового преобразователя для прослушивания CD не вижу альтернатив студийному рекордеру Tascam DA-3000. Может быть, есть что-то лучше, но цифровой тракт меня не сильно интересует — для нескольких десятков записей, которых не существует в аналоге, Таскама хватает за глаза.

Для усиления я использую лампово-транзисторный биампинг. На средние и высокие частоты работает отечественный двухтактный усилитель Solo, собранный по схеме Сергея Глазунова на саратовских лампах КТ-66. Ну а с нижними частотами справляется транзисторный Sansui. К этой схеме я пришел, перепробовав много различных усилителей, включая очень мощные Technics SE-A-100 и «Антрацит» Разина и Мусатова. Ну, и один из самых главных компонентов — это, конечно, кассетная дека Nakamichi 1000 Tri Tracer, которую я последнее время слушаю чаще, чем пластинки.

 

— И все-таки, планируешь ли ты какие-либо изменения в своем акустическом тракте? Каким тебе видится его дальнейшее развитие?

— Теперь только активная система! Активный четырехполосный кроссовер и четыре усилителя — по одному на каждую полосу. Виниловый проигрыватель TW Acustic с тонармом Moerch. Катушечник. Также хочу сделать полную профилактику моему предварительному усилителю Audio Research SP3 1972 года выпуска. Его можно отправить в США прямо в компанию-изготовитель, и они полностью его обновят. Своими колонками я вполне доволен, хотя интересно было бы послушать Diatone DS-9000.

 

— Не боишься ли попасть в бесконечный аудиофильский круговорот техники?

— Никакого круговорота. В существующей системе я не хочу менять ни единого проводка — в ней все устоялось. Даже замена как бы не самого крутого силового кабеля на более крутой делает звук не лучше, а хуже — появляется неприятная долбежка. Все находится в равновесии. Переход к активной аналоговой системе — это не «круговорот», а выход в абсолютный космос. Улучшение на порядок. Я знаю, как это сделать, но по стоимости это тоже космос и нужно совершенно другое помещение. До тех пор, пока не будет соответствующих финансовых и жилищных возможностей, не вижу смысла даже размышлять в эту сторону.

На самом деле очень важно вовремя остановиться. Постоянный обмен шила на мыло у многих людей становится похож на психоз при полном отсутствии значительного результата. Неслучайно, когда мне предлагают послушать тот или иной кабель, я всегда вежливо отказываюсь, поскольку глобально это ничего не изменит. А вот замена проводки в тонарме когда-то повиляла прилично, но это неудивительно — представляете, что стало с тоненькими проводами за четыре десятка лет? Тонарм-то середины 70-х.

 

— Твоя система оставляет очень приятное визуальное впечатление. Насколько для тебя важен внешний вид компонентов?

— Он совсем для меня не критичен, если взглянуть на мой сетап, то все компоненты по большому счету смотрятся совершенно по-разному, а дека Nakamichi вообще похожа на большой сундук. Супруга, увидев приобретенные мной колонки, заявила, что они напоминают ей два холодильника. Я ответил: «Скажи спасибо, что не JBL, у которых фронтальная панель синего цвета. У тебя вообще случился бы интерьерный шок». На самом деле, мне кажется, что винтажные компоненты, собранные вместе, всегда смотрятся красиво. Самый большой недостаток моего сетапа — это самодельная стойка, но я совсем недавно закончил экспериментировать с усилением, а до того система все время трансформировалась. В будущем я планирую заказать стойку по собственному чертежу с обязательным столиком для проигрывателя винила и тумбой под катушечный магнитофон.

— Собирая свой сетап, в какой момент ты понял, что попал в точку?

— Поскольку я слушаю рок-музыку, для оценки качества стереофонического тракта я использую хорошее знание того, как должна звучать электрогитара. Я много слушал звучание электрогитар из ламповых комбо и знаю, что этот инструмент должен звучать тепло, объемно, плотно и осязаемо, а не как визжащий и скрежещущий слесарный инструмент, с которым его так любили сравнивать советские критики. Подбирая компоненты для своей домашней системы, я в первую очередь стремился добиться качественного звучания именно этого инструмента и, мне кажется, вполне этого достиг. Отдельное спасибо диатоновскому мидбасу на тканевом подвесе и среднечастотнику с куполом из титан-бора.

 

— У тебя есть набор записей, по которым ты тестируешь технику?

— Референсные записи, безусловно, должны отражать ту музыку, которую человек слушает. Если бы я слушал джаз, то ориентировался бы на живые акустические инструменты — саксофон, контрабас и т.д. В моем же случае это Iron Maiden «Strange World», Judas Priest «Beyond The Realms of Death», Deep Purple «Child in Time» в концертном исполнении, Pink Floyd «Shine on you Crazy Diamond» и Black Sabbath «Air Dance». Каждая вещь имеет свои инструментальные особенности, по которым я тестирую определенные параметры воспроизведения.

 

— Как ты относишься к теме создания универсального тракта, способного воспроизводить музыку разных жанров? Такое, на твой взгляд, вообще, возможно?

— Думаю, это невозможно. Допускаю, что тракт может быть более или менее универсальным, например, одно играет очень хорошо, а другое — вполне прилично, но хуже, чем это может быть сыграно на другой системе. Если бы я слушал классику, у меня был бы совершенно другой сетап — другой тонарм, другая головка, фонокрректор, акустика. При этом тракт, который бы идеально сыграл классику, мог бы совершенно ужасно играть рок. Кстати, я такие тракты несколько раз слушал. Поэтому, выстраивая систему, нужно быть готовым к тому, что какие-то музыкальные направления всегда будут звучать чуть хуже других.

 

— Насколько я помню, у тебя был активный период «борьбы с природой», когда ты занимался акустическим оформлением своей комнаты. Что тебя не устраивало и доволен ли ты в итоге полученным результатом?

— Как ты знаешь, я люблю крупную акустику, которая не слишком благоволит к небольшим помещениям. Столкнувшись с многочисленными резонансами, гудящими басами и прочими прелестями неподготовленной для прослушивания комнаты, я поставил шесть угловых, басовых ловушек. В итоге мне удалось добиться удивительного эффекта, при котором музыка заполняла собой все пространство. На сегодняшний день я не могу назвать акустическое оформление моей комнаты совершенным, однако вешать на стены дополнительные панели желания нет. Хочется все-таки жить в комнате, а не в звуковой студии. При этом, если ты обратил внимание, у меня стоят не классические басовые ловушки, а дифлекторы, которые что-то поглощают, а что-то отражают.

 

— Будучи приверженцем аналоговых источников, как ты относишься к усиливающейся роли цифровых носителей и источников сигнала?

— Это нормально. Сегодняшняя цифровая запись уже приближается к хорошим аналоговым образцам. У меня, например, была пластинка Leslie West 2015 года — она прекрасно записана в цифре. Проблема цифры существует, главным образом, для тех записей, которые в свое время были сделаны в аналоге.

Огромный пласт музыки, записанной на аналоговом оборудовании в 60–70–80-е годы, был переведен в цифру очень плохо. Главным образом это было обусловлено тем, что с помощью первого и очень несовершенного цифрового рекордера Sony оцифровывали с лент готовый мастеринг, чтобы потом записать его на компакт-диск, который, в свою очередь, сам по себе имеет ряд недостатков и ограничений (включая небольшой объем, вследствие чего теряется значительная часть информации). Поскольку 90% моей фонотеки относится к этому временному периоду, вопрос о цифровом тракте для меня закрыт, ведь никакая цифра не в силах конкурировать с аналоговой записью элементарно в силу отсутствия качественных цифровых записей.

И когда мне говорят, что я не слышал какого-то расчудесного ЦАПа, я отвечаю, что провел достаточно много времени, слушая самые лучшие ЦАПы от MSB только для того, чтобы лишний раз убедиться в том, что ни один из них не может сравниться с хорошим аналоговым проигрывателем пластинок. И дело не в качестве сетапа, а в том, что от плохой фонограммы попросту невозможно добиться хорошего звука. Именно поэтому для старых записей аналог, безусловно, лучше, что я всегда могу наглядно продемонстрировать.

Из этого правила есть, конечно, исключения. Например, сейчас выпустили HD-Tracks группы Queen, для которых оцифровали с мастер-лент каждый отдельный инструмент и заново пересвели. Эти цифровые записи звучат лучше пластинок, но таких примеров немного. Еще один интересный момент, хотим мы того или нет — при прослушивании цифры значительно быстрее наступает эмоциональное утомление. Есть несколько теорий, пытающихся объяснить этот феномен, и я лишь могу подтвердить его наличие, поскольку слушать цифровой звук, вне зависимости от качества тракта, больше полутора часов не в состоянии. А звук с аналогового источника могу слушать хоть сутки.

 

— Правильно ли я понимаю, что винил еще какое-то время будет востребован?

— Давай разделим реальную необходимость слушать в аналоге записи 60–80-х и модное нынче увлечение новодельными пластинками, которые звучат идентично компакт дискам.

Мне кажется, что сегодняшнее увлечение винилом носит в значительной степени тактильные причины. В век невидимых цифровых файлов людям хочется иметь возможность подержать в руках свою музыку, и пластинка в этом смысле выигрышнее, чем компакт диск. А оригинальный винил будет иметь свою цену всегда — и коллекционную, и аудиофильскую. Никакой цифровой источник не даст возможность услышать тот самый Led Zeppelin или Black Sabbath. Правильный звук остался только на виниле или на мастер ленте. С катушечниками, кстати, ситуация более грустная, чем с проигрывателями. Хороший современный проигрыватель купить можно, а вот катушечных устройств такого уровня как в 70–80-е годы больше не выпускают — их надо беречь.

 

— Используешь ли ты какие-либо аксессуары для ухода за винилом — антистатические конверты, моющие машинки?

— Машинка, конечно, нужна, но я пока обхожусь баллончиком с жидкостью для удаления пятен на тот случай, если пальцем случайно касаюсь пластинки. А мою пластинки в Галерее Винила Вадима Малахова на Лесной улице. Конверты у меня, разумеется, есть — каждую новую пластинку я после мойки обязательно убираю в чистый конверт. Ну, а щеточка, думаю, есть у каждого виниловода.

— У тебя есть какие-нибудь любимые головки, которые ты мог бы порекомендовать для проигрывателя виниловых дисков?

— Конечно! Из ММ головок это прежде всего ADC XLM MKII, Empire 4000, а из МС — Ortofon MC20, Lyra Etna и Ikeda SAI. «Лира» по тональному балансу очень близка к моей ADC, но более детальная и энергичная. Кстати, это не всегда хорошо: на многих записях, особенно 70-х, излишняя детальность разрушает целостность восприятия, расщепляя музыку на отдельные звуки. Ну невозможно слушать с МС-головкой Grand Funk! А вот для дисков, выпускавшихся с середины 80-х, когда дорожки стали плотнее располагаться друг к другу, преимущества MC-голов очевидны. Кстати, несколько своих самых любимых пластинок, относящихся к этому периоду, я записал на Nakamichi с винилового тракта, оснащенного тонармом Tri-Planar и головкой Lyra Etna. Звучат эти записи фантастически — заметно лучше, чем воспроизводит с пластинки мой собственный виниловый тракт. Ikeda SAI идеально подходит для классики — для этого направления музыки я лучше ничего не слышал.

 

— У тебя большая коллекция пластинок? Какие из них самые любимые и какая твоя самая любимая музыкальная композиция?

— На сегодняшний день их примерно три с половиной сотни. И еще приблизительно столько же альбомов записано на кассеты с пластинок и катушечных мастер-лент. Я беру в фонотеку только то, что мне очень нравится, что хочется слушать неоднократно. Честное слово, не понимаю людей, имеющих в фонотеке несколько тысяч альбомов. В году 365 дней. Даже если слушать по десять пластинок ежедневно, на что нужно много свободного времени, то владелец всего трех с половиной тысяч пластинок послушает каждую из них один раз в год!

Я меломан, а не коллекционер и не согласен слушать свои любимые альбомы так редко. Поэтому принцип составления моей фонотеки — только самые лучшие альбомы любимых жанров: тяжелый рок, блюз рок, арт-рок, про-рок, хэви- метал. Есть группы, у которых на большинстве альбомов всего до двух-трех хороших композиций, например, Whitesnake. Из таких композиций я делал на кассеты сборники. А самые любимые композиции, пожалуй, Led Zeppelin «Since I've Been Loving you», Pink Floyd «Shine on you Crazy Diamond» и Uriah Heep «Salisbury».

 

— Приходилось ли тебе сталкиваться с мнением, что музыка, записанная с CD на кассету, раскрывается в гораздо большей степени и звучит куда более эмоционально, нежели если она просто воспроизводится на проигрывателе CD?

— Да, это действительно так, и тому есть объяснение: пленка сглаживает цифровые артефакты, и запись звучит более аналогово. У меня есть некоторое количество цифровых альбомов, записанных на кассеты, чтобы облагородить звучание. Я даже подобрал кассеты, которые делают это наилучшим образом: хромовые Maxell XIIL-S. Но все-таки знаешь, гонять на Nakamichi записи с цифры — это все равно, что ездить за хлебом на коллекционном Ferrari. Такая роскошь только для избранных альбомов, которые того достойны. Последний Iron Maiden «The Book of Souls», например.

— Насколько мне известно, ты решил изложить свои наблюдения и опыт прослушивания различной техники широкой аудитории в виде цикла статей на своем сайте hiendmusic.ru. Зачем тебе это нужно и как складываются на этом поприще твои взаимоотношения с довольно консервативным Hi-Fi сообществом?

— Понимаешь, писать статьи и профессионально заниматься аудиотехникой – это совершенно разные вещи. Я неоднократно сталкивался с тем, что многие авторитетные, во всяком случае для меня, персоналии мира Hi-Fi попросту не в состоянии сформулировать свои мысли на бумаге и написать хотя бы небольшой связанный текст. Поскольку профессиональная работа сценариста и режиссера требует организации материала в структуру, то мне в силу профессии гораздо проще представить все накопленные знания в виде органичной и понятной системы.

В какой-то момент наблюдений и впечатлений стало так много, что мне захотелось поделиться ими с как можно более широкой аудиторией. Я много раз сталкивался с тем, что начинающие любители качественного звука, желающие собрать хорошую систему, заходят на различные форумы и не получают никакого дельного совета. Разные люди с разными взглядами советуют диаметрально противоположные вещи, после чего, как правило, начинают выяснять отношения между собой, забывая о том, кто задал вопрос. Когда все дают разнонаправленные советы, при том, что у вопрошающего нет возможности переслушать всю упомянутую технику, получается полный раздрай. Я же стараюсь писать свои статьи так, чтобы ознакомившись с ними, любой человек мог получить хороший звук гарантированно, не повторяя чужих ошибок, не теряя время и не рискуя деньгами.

Что касается моих взаимоотношений с консервативной частью Hi-Fi сообщества, то, конечно, многие люди относятся к моим публикациям очень ревностно — ищут в них малейшую зацепку, чтобы подвергнуть нападкам все суждения скопом. Типа: ты вообще кто такой, чтобы учить, сколько акустики за свою жизнь разобрал и собрал? Да, в том, что я пишу, иногда встречаются неточности, и я всегда благодарен, когда мне показывают, где я неправ. Но все свои статьи я писал не от фонаря. За каждым текстом стоит общение с более опытными людьми, от которых я что-то узнавал, пробы и ошибки, и обязательно результат, который вызывал прилив аудиофильского счастья. Весь мой четырехлетний опыт и все, что мне удалось узнать от более опытных аудиофилов, я выложил в свободный доступ, чтобы помочь начинающим системно разобраться в многообразии аппаратуры и определиться со своим выбором.

 

— Планируешь ли ты и дальше заниматься популяризацией своего опыта?

— Знаешь, каждая моя статья отражала или улучшения в моей собственной системе или впечатления от прослушивания хороших сетапов у других. Сейчас моя система уперлась в потолок, выше которого только переход к активному кроссоверу. Когда-нибудь я такую систему построю и тогда обязательно напишу про это. А сейчас скажу так: если на моем сайте нет какой-то информации, то значит, для строительства хорошей системы эта информация не нужна. Там описано абсолютно все, что нужно знать про аудиотехнику на уровне пользователя, а писать об этом лишь бы писать не вижу смысла. Лучше роман напишу.

 

— Какой совет и пожелания, ты можешь дать нашим читателям, которые только приступают к построению своей домашней аудиосистемы?

Первый совет — прочитать все статьи на моем сайте. Второй — строить систему под свои уши и пытаться найти свое во всем — в каждом элементе тракта. Для этого в первую очередь надо определиться с музыкой, которую планируется слушать большую часть времени. Затем можно приступать к выбору акустических колонок, которые являются самым важным элементом системы и на которых не следует экономить. Лучше все остальное купить попроще, и потом улучшить, но колонки купить максимально высокого уровня.

Звучание системы с Diatone DS-5000 я планомерно улучшал четыре года, и еще есть куда расти. Со средней акустикой я уперся бы в потолок практически сразу. Первым источником вполне может быть цифровой, и Tascam DA-3000 закрывает этот вопрос полностью.

Выбор усилителя — вопрос вкуса и кошелька. Хотите магии вовлечения и приятную середину — выбирайте среди ламповых. Если вам важна басовая атака и кач — пробуйте транзисторные. Проигрыватель винила — это уже серьезная тема и требует вдумчивого подхода. Покупая новодельные проигрыватели низкого и среднего ценового сегмента люди зря тратят деньги, в лучшем случае добиваясь звучания обычных CD. Как построить виниловый тракт, чтобы извлечь из него все плюсы аналогового звука, читайте на моем сайте.

 

Денис Виленский

SUOMI 100 LIMITED EDITION: ВО ИМЯ СВОБОДЫ И НЕЗАВИСИМОСТИ

В истории народов, как и в жизни отдельных людей, есть безусловное право на свободу, независимость и самоопределение. 6 декабря 1917 года таким правом воспользовалась Финляндия, подписав Декларацию независимости, ознаменовавшей ее выход из состава бывшей Российской империи. И хотя мы как представители бывшей метрополии можем относиться к этому событию по-разному, нельзя не отметить успехи, которых достигла Финская республика на пути самостоятельного развития, а также добрый и созидательный характер достигнутых межгосударственных взаимоотношений.

Сами финны называют свою страну Суоми (Suomi). Неслучайно именно так называется лимитированная серия акустических систем, выпущенных компанией Penaudio ко Дню государственной независимости в количестве 100 штук, отсюда название — Suomi 100 Limited Edition. Интриги добавляет и то, что их сборка, прослушивание и прецизионная настройка осуществляется лично основателем компании — Сами Пенттилем (Sami Penttila). Есть и вторая причина выпуска колонок — совершеннолетие Penaudio — в этом году фирме исполнилось 18 лет. Несмотря на то, что юбилейные колонки изготавливаются и продаются только на территории Финляндии, в России они также доступны под заказ. Одну из пар этих акустических систем под номерами «1» и «2» мы сегодня послушаем.

Вам письмо

Для начала взглянем на упаковку, в полной мере отвечающую статусу ее содержимого. Прочный деревянный каркас из узнаваемого фирменного LVL-массива (от англ. Laminated Veneer Lumber) оббит жестким оргалитом и картоном. Внутри расположены кассеты из плотного, вспененного материала, в которые помещены обе колонки, бережно обернутые специальной пленкой, оберегающей их от ненужных потертостей в ходе транспортировки. Эксклюзивность продукта подчеркивает и личное письмо к будущему владельцу от Сами Пенттиля (Sami Penttila) в серебристом фирменном конверте, который мы не стали вскрывать из этических соображений.

Внутри аккуратной коробки лежит конверт с письмом к будущему владельцу

Мы аккуратно вынули каждую колонку из коробки и поставили на акустический подиум. Сразу обращает внимание на себя то, что внешний вид тестируемой акустики прост и лаконичен. Никаких броских признаков роскоши, традиционно ожидаемых от юбилейных решений, здесь нет. Если не знать об особом статусе модели и предыстории ее создания, то в первые минуты, глядя на привычное сочетание белых корпусов и синих пылезащитных сеток, складывается впечатление, что дизайнеров вдохновляла недорогая мультимедийная акустика середины 90-х.

Дизайн акустических систем настраивает слушателя на легкий и непринужденный лад

На самом деле все намного сложнее и вместе с тем интереснее. Создавая Suomi, дизайнеры отошли от традиционного оформления и обыграли тему «siniristilippu» — государственного флага Финляндии — синий скандинавский крест на белом фоне. Два белоснежных параллелограмма под матовой эмалью лишены швов или иных признаков сборки и кажутся монолитными. Все грани немного закруглены.

Сняв пылезащитную сетку, мы увидели коаксиальную динамическую головку с расположенным под ней отверстием фазоинвертора и хромированный логотип производителя с фирменным слоганом «Auditional wellbeing» (пер. с англ. — «комфортное прослушивание»).

На задней панели расположены функциональные и декоративные элементы, обыгрывающие юбилейную тематику

На задней панели все намного интереснее. Над акустическим терминалом, собранным на паре универсальных разъемов WBT NextGen 0708, находится ключевой элемент дизайна — коническая ниша с небольшим иллюминатором, под которым закреплена серебряная монета достоинством 10 евро. Одна из двух монет датирована годом выпуска, другая выпущена к юбилею независимости Финской Республики.

Глубина

Колонки Penaudio Suomi оснащены коаксиальным 120-мм драйвером производства SEAS. Диффузор СЧ/НЧ-динамика выполнен из алюминиевого сплава, закреплен он на полипропиленовом подвесе. В центре стоит 25-мм твитер с текстильным куполом.

Акустическое оформление позволяет размещать колонки, не особо заботясь об их окружении

Корпус с акустическим фазоинверторным оформлением, порт выведен на переднюю панель прямо под драйвером. Отмечу, что кабинеты не самые обычные для полочников — они очень глубокие. Внутри находятся несколько демпфирующих материалов, свойства которых препятствуют возникновению призвуков и минимизируют влияние стоячих волн.

Акустические системы построены на базе коаксиальной головки производства компании SEAS

Прецизионный кроссовер, выполненный на подобранных компонентах производства Audiocore и Jantzen, стыкует головки коаксиального излучателя на частоте 3800 Гц. Элементная база кроссовера, в частности, включает конденсаторы с изоляцией из полипропилена, резисторы из углеродной пленки, катушки индуктивности из обожженной меди с воздушными сердечниками.

Система

Для тестирования акустики мне предложили связку из проигрывателя компакт-дисков T+A CD 1260 R и усилителя T+A PA 1260 R, соединенных аналоговым межблочным кабелем RCA Analysis-Plus Copper Oval-in, акустическим кабелем Cold Ray Loudspeaker Line CU 2,5 мм² и сетевыми кабелями Cold Ray Power Line AG, питающими компоненты от сетевого кондиционера Powergrip YG-1. Ради эффективной виброакустической развязки проигрывателя и усилителя с полками компоненты стояли на антирезонансных конусах Cold Ray.

Основа акустического тракта — источник T+A CD 1260 R и усилитель T+A PA 1260 R

Для прослушивания воспользуемся альбомом «Like a Lover» от блистательных Ники Парро (Nicki Parrott) и Кена Пепловски (Ken Peplowski), а также подборкой тестовых треков EISA с записью современной музыки различных направлений.

Реконструкция пространства

Итак, слушаем альбом «Like a Lover». С первых же секунд в звучании проявляет себя безошибочно узнаваемый, филигранный авторский почерк, столь характерный для акустических систем Penaudio. Даже при минимальной громкости комната наполнилась мощным дыханием духовых, бесподобным вокалом Ники Парро и заводной пульсацией джазового контрабаса. В знакомых записях слышно много деталей, о которых я раньше даже не подозревал.

Пылезащитные сетки почти полностью скрывают переднюю панель

Мои первоначальные опасения относительно низких частот не оправдались. Несмотря на относительно скромные размеры, их вполне достаточно для реалистичного воспроизведения живых музыкальных инструментов. Вместе с тем складывается впечатление, что Suomi каким-то образом смягчает и округляет звучание воспроизводимых фонограмм, добавляя нечто важное от себя, благодаря чему прослушивание становится настоящим удовольствием для слуха. Никакой резкости и эмоциональных всплесков, способных ранить слух и хотя бы немного повредить комфортному прослушиванию, они себе попросту не позволяют.

Традиционно для Penaudio, трубы фазоинверторов выполнены из металла

Традиционно для коаксиальных излучателей акустическая реконструкция пространства близка к совершенной и не вызывает существенных нареканий. Электронная музыка с дисков EISA также прозвучала весьма впечатляюще: генерируемые звуки и цифровые эффекты формируют объемную сцену, инструменты будто висят передо мной в воздухе.

Акустические терминалы собраны на паре универсальных разъемов WBT NextGen 0708

Но вот что интересно, при попытке воспроизвести ряд записей в стиле рок и ритм-энд-блюз Suomi ведут себя подобно утонченному стилисту, предлагающему грозному байкеру одновременно сделать педикюр, депиляцию и химическую завивку. Все же способность причесать и одомашнить все и вся, так удачно проявившая себя на акустических записях, не всегда идет на пользу всем без исключения музыкальным жанрам. Исходя из этого, я делаю вывод, что эти колонки вряд ли заинтересуют меломанов, отдающих предпочтение тяжелым жанрам.

Выводы

Бывает такая акустика, ознакомившись с которой, еще долго не можешь понять, для кого она все-таки предназначена. С одной стороны, Suomi обладают удивительной способностью превращать музыку в настоящее лакомство для ушей. С другой — предельно компактные размеры, белый цвет и некоторая жанровая направленность далеко не всеми будут восприняты с энтузиазмом.

Эта серебряная медаль с гербом Финляндии отчеканена монетным двором страны специально для данной партии колонок

А здесь расположена юбилейная 10-евровая монета, выпущенная к 100-летию независимости

Впрочем, акустика и не предназначена для всех. Думаю, она найдет своего покупателя, главным образом, среди опытных слушателей и в первую очередь — поклонников бренда Penaudio. Не стоит также забывать и о том, что покупка Suomi — это потенциально выгодное вложение инвестиций в уникальную вещь, коллекционная стоимость которой со временем будет только расти.

Достоинства: исключительно комфортное звучание

Недостатки: легкая жанровая направленность

Официальный сайт: Penaudio 6.6 Suomi 100 Limited Edition

Цена: 98 000 рублей

Паспортные данные

Тип акустического оформления: фазоинвертор

Излучатель: коаксиальный СЧ/НЧ – 120 мм, ВЧ – 25 мм

Диапазон воспроизводимых частот: 79Гц–28кГц (47Гц-45кГц, -6дБ)

Частота кроссовера: 3800 Гц

Сопротивление: 4 Ом

Чувствительность: 88 Дб

Размеры: 280х140х260 мм

Масса (одна колонка): 6 кг

ACOUSTIC ENERGY AE100: ДВАДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

Павел Санаев большинству из нас знаком как писатель («Похороните меня за плинтусом») и кинорежиссер («На игре», «Нулевой километр»). Однако у Павла есть и другая сторона жизни — он аудиофил, собиратель винтажной аппаратуры и страстный меломан. Как он дошел до всего этого, собрал большую фонотеку и почему начал писать на своем сайте об аудиотехнике, мы и поговорили.

— Многие знают тебя как талантливого писателя, сценариста и режиссера, однако далеко не всем известно о твоем страстном увлечении тяжелым роком и винтажной Hi-Fi аппаратурой. Как случилось, что ты этим заинтересовался?

— Интересовался я этим с восьмого класса, но до 2007 года был не очень требовательным к аппаратуре. У меня был простой музыкальный центр, звучание которого долгое время меня устраивало. В 2007 году, приступив к работе над фильмом «На игре», я понимал, что меня ждет очень трудный этап — полтора года работы по 16-18 часов в день с регулярными недосыпами. Я понимал, что мне нужна какая-то энергетическая «подпитка» и купил себе первый в жизни комплект относительно приличной аппаратуры от компании Aleks. Колонки id570 Amati, которые стояли у меня долгое время, я по сей день считаю лучшей бюджетной акустикой, если не рассматривать винтаж.

В 2011 году я случайно купил деку Nakamichi, услышал, как вкусно звучит аналоговый звук по сравнению с привычной «цифрой», заинтересовался винилом и понеслось. На тот момент я даже не предполагал, что за этим последуют несколько лет непрерывных поисков, посещений различных выставок, прослушиваний многочисленных салонных и домашних сетапов и, конечно, попыток во всем этом разобраться. Безусловно, для человека, знающего цену времени, я потратил много часов странным образом, но мне было интересно. В этом смысле про меня хорошо говорит голландская поговорка: «Если ты получаешь удовольствие от того, как убиваешь время, то ты не убиваешь время».

 

— Какое место музыка занимает в твоем творчестве? Правда ли, что ты иногда работаешь под музыку?

— В моей жизни часто бывают дни, когда музыка не выключается по несколько часов подряд. Например, есть механическая работа, предположим, править текст. Удивительным образом музыка помогает в сценарной работе. Писать становится легче, появляется дополнительный драйв. А вот литературная работа требует абсолютного сосредоточения, и тогда меня лучше не беспокоить — никакой музыки, никаких звонков, никакого шума.

 

 

— Что в наибольшей степени оказало влияние на формирование твоих музыкальных предпочтений?

— До восьмого класса у меня было несколько записанных у приятелей кассет The Beatles и кассета Adriano Celentano — вот и вся фонотека. В 1983 году наш школьный двоечник и хулиган принес кассету группы KISS, я выпросил послушать. Альбомом «Alive II» я был потрясен: оказалось, что эта музыка адресована напрямую к моей нервной системе. Чуть позже другой школьный товарищ познакомил меня с творчеством Iron Maiden, и вот тут я уже окончательно «приехал».

Понимаешь, кому-то нужно умиротворение и вдохновение от классики, кто-то получает кайф от джаза, для меня же благотворнее всего именно роковая энергетическая подпитка. Поэтому, когда мне иногда говорят, что я ничего не понимаю и, дай бог, когда-нибудь дорасту до джаза, я улыбаюсь. Мне почти сорок восемь, сколько расти? Откровенно говоря, джаз для меня очень скучен. Под настроение я могу послушать некоторых исполнителей: Трио Оскара Петерсона, Сонни Роллинза, Дюка Эллингтона, но это знаешь… Да простят меня любители джаза — как лимончелло после еды, чтобы освежить рецепторы. Одна джазовая запись после пятидесяти роковых, а потом снова рок.

Также у меня был большой период увлечения классикой, когда друг-музыкант давал мне слушать различные пластинки известных композиторов. Некоторые классические вещи мне очень нравятся до сих пор, например, все скрипичные сонаты Бетховена. Но я не могу сказать, что у меня есть регулярная потребность это слушать. Драйв и необходимую энергию мне дает только рок-музыка, начиная с прогрессивного рока 70-х, заканчивая тяжелым металлом конца 80-х, и очень небольшим количеством современных групп.

В 80-е годы кассеты стоили дорого, каждая запись была на вес золота, и огромный пласт музыки в то время прошел мимо меня. Сейчас я его с огромным удовольствие для себя открыл. Мое основное внимание привлек период с конца 60-х по 73-й год, когда образовалось безумное количество рок-групп, которые, увы, снес нефтяной кризис, вызвавший сильное подорожание винила. В итоге остались только те, кто реально приносил деньги, те, что у всех на слуху: Black Sabbath, Deep Purple. А огромное число команд распалось, хотя среди них были десятки очень интересных коллективов, например, Skin Alley, Catapillar, Warhorse, Hurdy Gurdy.

— А как развивались твои взаимоотношения с техникой? Когда ты почувствовал, что тебе хочется от аппаратуры чего-то большего?

— Как я уже говорил, начиная работать над фильмом «На игре» я приобрел стереокомплект в российской компании Aleks. В то время всю мою фонотеку составляли компакт-диски, я и не предполагал, что музыка может звучать как-то иначе — вроде все на месте, вроде играет. Но несколько лет спустя случайно открылось, что все может быть абсолютно иначе!

Как-то раз, убирая комнату, я нашел у себя в ящике старые кассеты и подумал, что выбрасывать мне их не хочется, а слушать не на чем. Исходя из этих соображений, я решил приобрести какую-нибудь простенькую кассетную деку, которую планировал слушать от случая к случаю где-нибудь на даче. В итоге приобрел Nakamichi LX5, стоившую втрое больше, чем я собирался потратить на кассетник. Я услышал заметную разницу между звучанием кассеты и компакт-диска. Самым большим впечатлением стало то, что звук с кассетной деки будто бы вливался в мои уши, а не «вколачивался», как это происходило при прослушивании обычных CD.

Начав узнавать больше про Nakamichi, я заинтересовался аналоговым звуком, а через некоторое время с помощью одного знающего человека собрал себе приличный виниловый тракт. Ну а дальше захотелось выжать из системы максимум. Самое сложное было подобрать акустику: выяснилось, что современные производители не способны предложить ничего, что меня хоть сколько-нибудь устраивало бы по звучанию вплоть до цены в 25 тысяч евро. В общей сложности я переслушал не менее пятидесяти пар различных акустических систем, пока не остановил свой выбор на большой напольной акустике Diatone DS-5000.

 

 

— Пользуясь случаем, хочу задать немного личный вопрос. Сейчас в сети много интерьерных фотографий известных персон 70–80-х, которые, возможно, совсем не планировали рассказывать о своих домашних системах, но по сохранившимся фотографиям мы можем сложить некоторое представление об их вкусах к аппаратуре. Так, например, на фотографии знаменитого артиста Андрея Миронова, хорошо виден комплект из техники Sansui. Каким системам отдавала предпочтение московская богема 70–80-х?

— Мы редко бывали в гостях, где можно было встретить такую технику. Для творческой интеллигенции, с которой общалась моя семья, покупка чего-то подобного оставалась за гранью реальности. Могу лишь припомнить, что был такой кинодраматург Леонид Белокуров, у которого дома стоял комплект Grundig. И у режиссера Леонида Марягина, сын которого как раз познакомил меня с творчеством Iron Maiden, была высококлассная система отечественного производства с большими колонками типа Электроника АС. Система Марягина, кстати, звучала интереснее всего, что я слышал в детстве. Позже, когда я уже общался с ребятами, превратившими запись кассет в свой бизнес, слушать приходилось только среднеразмерные музыкальные центры и двухкассетники. Между собой мы с придыханием говорили, что у такого-то спекулянта была кассетная дека Akai с «частоткой 20-20», но нам такие вещи были недоступны. Чтобы записать несколько пластинок на этом Akai, мы везли их через всю Москву. По тем временам это были мои лучшие записи.

 

— А как супруга относится к твоему увлечению аудиотехникой?

— В этом отношении она руководствуется принципом «понять и простить». Она не любительница музыки, но благосклонно относится к моему увлечению, за что я ей искренне благодарен.

 

— Поскольку большей части нашей аудитории ты известен как человек, связанный с кинематографом, следующий вопрос назрел сам собой. Есть ли у тебя дома домашний кинотеатр и если да, то из каких компонентов он состоит?

— Нет и даже не планирую его заводить. Более того, моя супруга уже не первый год мягко намекает мне на то, что было бы неплохо избавиться и от телевизора, который мы не включали последние 5 лет. Все-таки кино мы привыкли смотреть в обычном кинотеатре просто потому, что куда-то пойти гораздо приятней, чем смотреть кино дома.

— Тогда расскажи о своем нынешнем аудиотракте. К чему удалось прийти и насколько ты доволен полученным результатом?

— Мой тракт — яркий пример того, как за вменяемые деньги можно собрать крутую систему, готовую отыграть практически любую музыку. Главный акцент, конечно, делался на тяжелый рок, поэтому в системе есть обусловленные этим нюансы — например, выбор головки звукоснимателя, усиление, да и сама акустика. Для классики, например, я бы собирал совершенно другой сетап.

Можно заставить звучать мою систему еще лучше, но я сторонник радикально-прорывных улучшений, а не микроскопических прибавок. Если уж улучшать, то всерьез, и в моем случае это может быть только установка активного четырехполосного кроссовера с четырьмя усилителями на каждую полосу и выбор катушечного магнитофона в качестве источника. Вот это бы я сделал со временем. А на танцы с бубнами, вроде бесконечного перебора головок звукоснимателей и кабелей, смешно тратить время и деньги. На данный момент меня все устраивает.

Как я уже упоминал, при выборе акустических систем я остановился на Diatone DS-5000. Все кабели за исключением силовых у меня мастеровые. Межблочные кабели — медная моножила, акустический — литцендрат. Силовые кабели — «Чернов Аудио». Для подключения цифрового источника я использую кабель с небольшим добавлением серебра.

Проигрыватель пластинок — мастеровой, созданный на базе Dual специально под легкий, одноопорный тонарм Mayware Formula 4 с ММ головкой ADC XLM MK2 Improved. У нее абсолютно натуральное звучание для той музыки, которую я слушаю. Эта головка дает тот же тональный баланс и детализацию, что и мастер-лента. Для пластинок, которые выходили после середины 80-х, головка MC была бы лучше, но таких пластинок у меня всего около тридцати. Фонокорректор также авторский, собранный на винтажных американских лампах Sylvania 12ax7wa. Предварительный усилитель — Audio Research SP-3 на таких же лампах. В качестве источника цифрового сигнала и по совместительству цифроаналогового преобразователя для прослушивания CD не вижу альтернатив студийному рекордеру Tascam DA-3000. Может быть, есть что-то лучше, но цифровой тракт меня не сильно интересует — для нескольких десятков записей, которых не существует в аналоге, Таскама хватает за глаза.

Для усиления я использую лампово-транзисторный биампинг. На средние и высокие частоты работает отечественный двухтактный усилитель Solo, собранный по схеме Сергея Глазунова на саратовских лампах КТ-66. Ну а с нижними частотами справляется транзисторный Sansui. К этой схеме я пришел, перепробовав много различных усилителей, включая очень мощные Technics SE-A-100 и «Антрацит» Разина и Мусатова. Ну, и один из самых главных компонентов — это, конечно, кассетная дека Nakamichi 1000 Tri Tracer, которую я последнее время слушаю чаще, чем пластинки.

 

— И все-таки, планируешь ли ты какие-либо изменения в своем акустическом тракте? Каким тебе видится его дальнейшее развитие?

— Теперь только активная система! Активный четырехполосный кроссовер и четыре усилителя — по одному на каждую полосу. Виниловый проигрыватель TW Acustic с тонармом Moerch. Катушечник. Также хочу сделать полную профилактику моему предварительному усилителю Audio Research SP3 1972 года выпуска. Его можно отправить в США прямо в компанию-изготовитель, и они полностью его обновят. Своими колонками я вполне доволен, хотя интересно было бы послушать Diatone DS-9000.

 

— Не боишься ли попасть в бесконечный аудиофильский круговорот техники?

— Никакого круговорота. В существующей системе я не хочу менять ни единого проводка — в ней все устоялось. Даже замена как бы не самого крутого силового кабеля на более крутой делает звук не лучше, а хуже — появляется неприятная долбежка. Все находится в равновесии. Переход к активной аналоговой системе — это не «круговорот», а выход в абсолютный космос. Улучшение на порядок. Я знаю, как это сделать, но по стоимости это тоже космос и нужно совершенно другое помещение. До тех пор, пока не будет соответствующих финансовых и жилищных возможностей, не вижу смысла даже размышлять в эту сторону.

На самом деле очень важно вовремя остановиться. Постоянный обмен шила на мыло у многих людей становится похож на психоз при полном отсутствии значительного результата. Неслучайно, когда мне предлагают послушать тот или иной кабель, я всегда вежливо отказываюсь, поскольку глобально это ничего не изменит. А вот замена проводки в тонарме когда-то повиляла прилично, но это неудивительно — представляете, что стало с тоненькими проводами за четыре десятка лет? Тонарм-то середины 70-х.

 

— Твоя система оставляет очень приятное визуальное впечатление. Насколько для тебя важен внешний вид компонентов?

— Он совсем для меня не критичен, если взглянуть на мой сетап, то все компоненты по большому счету смотрятся совершенно по-разному, а дека Nakamichi вообще похожа на большой сундук. Супруга, увидев приобретенные мной колонки, заявила, что они напоминают ей два холодильника. Я ответил: «Скажи спасибо, что не JBL, у которых фронтальная панель синего цвета. У тебя вообще случился бы интерьерный шок». На самом деле, мне кажется, что винтажные компоненты, собранные вместе, всегда смотрятся красиво. Самый большой недостаток моего сетапа — это самодельная стойка, но я совсем недавно закончил экспериментировать с усилением, а до того система все время трансформировалась. В будущем я планирую заказать стойку по собственному чертежу с обязательным столиком для проигрывателя винила и тумбой под катушечный магнитофон.

— Собирая свой сетап, в какой момент ты понял, что попал в точку?

— Поскольку я слушаю рок-музыку, для оценки качества стереофонического тракта я использую хорошее знание того, как должна звучать электрогитара. Я много слушал звучание электрогитар из ламповых комбо и знаю, что этот инструмент должен звучать тепло, объемно, плотно и осязаемо, а не как визжащий и скрежещущий слесарный инструмент, с которым его так любили сравнивать советские критики. Подбирая компоненты для своей домашней системы, я в первую очередь стремился добиться качественного звучания именно этого инструмента и, мне кажется, вполне этого достиг. Отдельное спасибо диатоновскому мидбасу на тканевом подвесе и среднечастотнику с куполом из титан-бора.

 

— У тебя есть набор записей, по которым ты тестируешь технику?

— Референсные записи, безусловно, должны отражать ту музыку, которую человек слушает. Если бы я слушал джаз, то ориентировался бы на живые акустические инструменты — саксофон, контрабас и т.д. В моем же случае это Iron Maiden «Strange World», Judas Priest «Beyond The Realms of Death», Deep Purple «Child in Time» в концертном исполнении, Pink Floyd «Shine on you Crazy Diamond» и Black Sabbath «Air Dance». Каждая вещь имеет свои инструментальные особенности, по которым я тестирую определенные параметры воспроизведения.

 

— Как ты относишься к теме создания универсального тракта, способного воспроизводить музыку разных жанров? Такое, на твой взгляд, вообще, возможно?

— Думаю, это невозможно. Допускаю, что тракт может быть более или менее универсальным, например, одно играет очень хорошо, а другое — вполне прилично, но хуже, чем это может быть сыграно на другой системе. Если бы я слушал классику, у меня был бы совершенно другой сетап — другой тонарм, другая головка, фонокрректор, акустика. При этом тракт, который бы идеально сыграл классику, мог бы совершенно ужасно играть рок. Кстати, я такие тракты несколько раз слушал. Поэтому, выстраивая систему, нужно быть готовым к тому, что какие-то музыкальные направления всегда будут звучать чуть хуже других.

 

— Насколько я помню, у тебя был активный период «борьбы с природой», когда ты занимался акустическим оформлением своей комнаты. Что тебя не устраивало и доволен ли ты в итоге полученным результатом?

— Как ты знаешь, я люблю крупную акустику, которая не слишком благоволит к небольшим помещениям. Столкнувшись с многочисленными резонансами, гудящими басами и прочими прелестями неподготовленной для прослушивания комнаты, я поставил шесть угловых, басовых ловушек. В итоге мне удалось добиться удивительного эффекта, при котором музыка заполняла собой все пространство. На сегодняшний день я не могу назвать акустическое оформление моей комнаты совершенным, однако вешать на стены дополнительные панели желания нет. Хочется все-таки жить в комнате, а не в звуковой студии. При этом, если ты обратил внимание, у меня стоят не классические басовые ловушки, а дифлекторы, которые что-то поглощают, а что-то отражают.

 

— Будучи приверженцем аналоговых источников, как ты относишься к усиливающейся роли цифровых носителей и источников сигнала?

— Это нормально. Сегодняшняя цифровая запись уже приближается к хорошим аналоговым образцам. У меня, например, была пластинка Leslie West 2015 года — она прекрасно записана в цифре. Проблема цифры существует, главным образом, для тех записей, которые в свое время были сделаны в аналоге.

Огромный пласт музыки, записанной на аналоговом оборудовании в 60–70–80-е годы, был переведен в цифру очень плохо. Главным образом это было обусловлено тем, что с помощью первого и очень несовершенного цифрового рекордера Sony оцифровывали с лент готовый мастеринг, чтобы потом записать его на компакт-диск, который, в свою очередь, сам по себе имеет ряд недостатков и ограничений (включая небольшой объем, вследствие чего теряется значительная часть информации). Поскольку 90% моей фонотеки относится к этому временному периоду, вопрос о цифровом тракте для меня закрыт, ведь никакая цифра не в силах конкурировать с аналоговой записью элементарно в силу отсутствия качественных цифровых записей.

И когда мне говорят, что я не слышал какого-то расчудесного ЦАПа, я отвечаю, что провел достаточно много времени, слушая самые лучшие ЦАПы от MSB только для того, чтобы лишний раз убедиться в том, что ни один из них не может сравниться с хорошим аналоговым проигрывателем пластинок. И дело не в качестве сетапа, а в том, что от плохой фонограммы попросту невозможно добиться хорошего звука. Именно поэтому для старых записей аналог, безусловно, лучше, что я всегда могу наглядно продемонстрировать.

Из этого правила есть, конечно, исключения. Например, сейчас выпустили HD-Tracks группы Queen, для которых оцифровали с мастер-лент каждый отдельный инструмент и заново пересвели. Эти цифровые записи звучат лучше пластинок, но таких примеров немного. Еще один интересный момент, хотим мы того или нет — при прослушивании цифры значительно быстрее наступает эмоциональное утомление. Есть несколько теорий, пытающихся объяснить этот феномен, и я лишь могу подтвердить его наличие, поскольку слушать цифровой звук, вне зависимости от качества тракта, больше полутора часов не в состоянии. А звук с аналогового источника могу слушать хоть сутки.

 

— Правильно ли я понимаю, что винил еще какое-то время будет востребован?

— Давай разделим реальную необходимость слушать в аналоге записи 60–80-х и модное нынче увлечение новодельными пластинками, которые звучат идентично компакт дискам.

Мне кажется, что сегодняшнее увлечение винилом носит в значительной степени тактильные причины. В век невидимых цифровых файлов людям хочется иметь возможность подержать в руках свою музыку, и пластинка в этом смысле выигрышнее, чем компакт диск. А оригинальный винил будет иметь свою цену всегда — и коллекционную, и аудиофильскую. Никакой цифровой источник не даст возможность услышать тот самый Led Zeppelin или Black Sabbath. Правильный звук остался только на виниле или на мастер ленте. С катушечниками, кстати, ситуация более грустная, чем с проигрывателями. Хороший современный проигрыватель купить можно, а вот катушечных устройств такого уровня как в 70–80-е годы больше не выпускают — их надо беречь.

 

— Используешь ли ты какие-либо аксессуары для ухода за винилом — антистатические конверты, моющие машинки?

— Машинка, конечно, нужна, но я пока обхожусь баллончиком с жидкостью для удаления пятен на тот случай, если пальцем случайно касаюсь пластинки. А мою пластинки в Галерее Винила Вадима Малахова на Лесной улице. Конверты у меня, разумеется, есть — каждую новую пластинку я после мойки обязательно убираю в чистый конверт. Ну, а щеточка, думаю, есть у каждого виниловода.

— У тебя есть какие-нибудь любимые головки, которые ты мог бы порекомендовать для проигрывателя виниловых дисков?

— Конечно! Из ММ головок это прежде всего ADC XLM MKII, Empire 4000, а из МС — Ortofon MC20, Lyra Etna и Ikeda SAI. «Лира» по тональному балансу очень близка к моей ADC, но более детальная и энергичная. Кстати, это не всегда хорошо: на многих записях, особенно 70-х, излишняя детальность разрушает целостность восприятия, расщепляя музыку на отдельные звуки. Ну невозможно слушать с МС-головкой Grand Funk! А вот для дисков, выпускавшихся с середины 80-х, когда дорожки стали плотнее располагаться друг к другу, преимущества MC-голов очевидны. Кстати, несколько своих самых любимых пластинок, относящихся к этому периоду, я записал на Nakamichi с винилового тракта, оснащенного тонармом Tri-Planar и головкой Lyra Etna. Звучат эти записи фантастически — заметно лучше, чем воспроизводит с пластинки мой собственный виниловый тракт. Ikeda SAI идеально подходит для классики — для этого направления музыки я лучше ничего не слышал.

 

— У тебя большая коллекция пластинок? Какие из них самые любимые и какая твоя самая любимая музыкальная композиция?

— На сегодняшний день их примерно три с половиной сотни. И еще приблизительно столько же альбомов записано на кассеты с пластинок и катушечных мастер-лент. Я беру в фонотеку только то, что мне очень нравится, что хочется слушать неоднократно. Честное слово, не понимаю людей, имеющих в фонотеке несколько тысяч альбомов. В году 365 дней. Даже если слушать по десять пластинок ежедневно, на что нужно много свободного времени, то владелец всего трех с половиной тысяч пластинок послушает каждую из них один раз в год!

Я меломан, а не коллекционер и не согласен слушать свои любимые альбомы так редко. Поэтому принцип составления моей фонотеки — только самые лучшие альбомы любимых жанров: тяжелый рок, блюз рок, арт-рок, про-рок, хэви- метал. Есть группы, у которых на большинстве альбомов всего до двух-трех хороших композиций, например, Whitesnake. Из таких композиций я делал на кассеты сборники. А самые любимые композиции, пожалуй, Led Zeppelin «Since I've Been Loving you», Pink Floyd «Shine on you Crazy Diamond» и Uriah Heep «Salisbury».

 

— Приходилось ли тебе сталкиваться с мнением, что музыка, записанная с CD на кассету, раскрывается в гораздо большей степени и звучит куда более эмоционально, нежели если она просто воспроизводится на проигрывателе CD?

— Да, это действительно так, и тому есть объяснение: пленка сглаживает цифровые артефакты, и запись звучит более аналогово. У меня есть некоторое количество цифровых альбомов, записанных на кассеты, чтобы облагородить звучание. Я даже подобрал кассеты, которые делают это наилучшим образом: хромовые Maxell XIIL-S. Но все-таки знаешь, гонять на Nakamichi записи с цифры — это все равно, что ездить за хлебом на коллекционном Ferrari. Такая роскошь только для избранных альбомов, которые того достойны. Последний Iron Maiden «The Book of Souls», например.

— Насколько мне известно, ты решил изложить свои наблюдения и опыт прослушивания различной техники широкой аудитории в виде цикла статей на своем сайте hiendmusic.ru. Зачем тебе это нужно и как складываются на этом поприще твои взаимоотношения с довольно консервативным Hi-Fi сообществом?

— Понимаешь, писать статьи и профессионально заниматься аудиотехникой – это совершенно разные вещи. Я неоднократно сталкивался с тем, что многие авторитетные, во всяком случае для меня, персоналии мира Hi-Fi попросту не в состоянии сформулировать свои мысли на бумаге и написать хотя бы небольшой связанный текст. Поскольку профессиональная работа сценариста и режиссера требует организации материала в структуру, то мне в силу профессии гораздо проще представить все накопленные знания в виде органичной и понятной системы.

В какой-то момент наблюдений и впечатлений стало так много, что мне захотелось поделиться ими с как можно более широкой аудиторией. Я много раз сталкивался с тем, что начинающие любители качественного звука, желающие собрать хорошую систему, заходят на различные форумы и не получают никакого дельного совета. Разные люди с разными взглядами советуют диаметрально противоположные вещи, после чего, как правило, начинают выяснять отношения между собой, забывая о том, кто задал вопрос. Когда все дают разнонаправленные советы, при том, что у вопрошающего нет возможности переслушать всю упомянутую технику, получается полный раздрай. Я же стараюсь писать свои статьи так, чтобы ознакомившись с ними, любой человек мог получить хороший звук гарантированно, не повторяя чужих ошибок, не теряя время и не рискуя деньгами.

Что касается моих взаимоотношений с консервативной частью Hi-Fi сообщества, то, конечно, многие люди относятся к моим публикациям очень ревностно — ищут в них малейшую зацепку, чтобы подвергнуть нападкам все суждения скопом. Типа: ты вообще кто такой, чтобы учить, сколько акустики за свою жизнь разобрал и собрал? Да, в том, что я пишу, иногда встречаются неточности, и я всегда благодарен, когда мне показывают, где я неправ. Но все свои статьи я писал не от фонаря. За каждым текстом стоит общение с более опытными людьми, от которых я что-то узнавал, пробы и ошибки, и обязательно результат, который вызывал прилив аудиофильского счастья. Весь мой четырехлетний опыт и все, что мне удалось узнать от более опытных аудиофилов, я выложил в свободный доступ, чтобы помочь начинающим системно разобраться в многообразии аппаратуры и определиться со своим выбором.

 

— Планируешь ли ты и дальше заниматься популяризацией своего опыта?

— Знаешь, каждая моя статья отражала или улучшения в моей собственной системе или впечатления от прослушивания хороших сетапов у других. Сейчас моя система уперлась в потолок, выше которого только переход к активному кроссоверу. Когда-нибудь я такую систему построю и тогда обязательно напишу про это. А сейчас скажу так: если на моем сайте нет какой-то информации, то значит, для строительства хорошей системы эта информация не нужна. Там описано абсолютно все, что нужно знать про аудиотехнику на уровне пользователя, а писать об этом лишь бы писать не вижу смысла. Лучше роман напишу.

 

— Какой совет и пожелания, ты можешь дать нашим читателям, которые только приступают к построению своей домашней аудиосистемы?

Первый совет — прочитать все статьи на моем сайте. Второй — строить систему под свои уши и пытаться найти свое во всем — в каждом элементе тракта. Для этого в первую очередь надо определиться с музыкой, которую планируется слушать большую часть времени. Затем можно приступать к выбору акустических колонок, которые являются самым важным элементом системы и на которых не следует экономить. Лучше все остальное купить попроще, и потом улучшить, но колонки купить максимально высокого уровня.

Звучание системы с Diatone DS-5000 я планомерно улучшал четыре года, и еще есть куда расти. Со средней акустикой я уперся бы в потолок практически сразу. Первым источником вполне может быть цифровой, и Tascam DA-3000 закрывает этот вопрос полностью.

Выбор усилителя — вопрос вкуса и кошелька. Хотите магии вовлечения и приятную середину — выбирайте среди ламповых. Если вам важна басовая атака и кач — пробуйте транзисторные. Проигрыватель винила — это уже серьезная тема и требует вдумчивого подхода. Покупая новодельные проигрыватели низкого и среднего ценового сегмента люди зря тратят деньги, в лучшем случае добиваясь звучания обычных CD. Как построить виниловый тракт, чтобы извлечь из него все плюсы аналогового звука, читайте на моем сайте.

 

Денис Виленский

WHARFEDALE REVA-3: ЧУВСТВУЕТСЯ ПОРОДА

Акустику Wharfedale я бы назвал одной из самых английских на рынке — в 2012 году производитель отметил 80-летний юбилей. И несмотря на то, что сегодня компания входит в холдинг IAG, колонки по-прежнему хранят и английский дух (узнаваемый характер звука), и остаются в том же сегменте рынка — Hi-Fi для широкой аудитории. Для многих меломанов акустические системы Wharfedale начального уровня, как и прежде, становятся первой в жизни «породистой» акустикой.

Сегодня рассказ пойдет об акустике Wharfedale Reva-3. Это вторые напольники в линейке Reva, сразу после Reva-4 (тест на Stereo.ru). Отмечу, что Reva — необычная линейка. Чаще всего производители стремятся снизить стоимость дорогих систем за счет разных компромиссных решений и таким образом получить младшую линейку. А здесь как раз все наоборот: за основу взята популярная серия, но она серьезно «тюнингована», а где-то и кардинально переработана, чтобы получить более высокое качество звука. Цена, естественно, тоже выросла.

По словам ведущего инженера-акустика компании Питера Камю (Peter Comeau), в основе появления этой линейки лежит опыт разработки популярных акустических систем семейства Wharfedale Diamond 200. Относительно небольшая себестоимость последних не позволила в полной мере реализовать весь комплекс накопленных в ходе их разработки технологических решений. Однако, как это обычно бывает, количественные изменения неизбежным образом перешли в качественные, поэтому мы имеем полное право говорить о новой, вполне самостоятельной линейке акустических систем, не обращая внимания на конструктивное сходство отдельных элементов.

Дизайн

На сегодняшний день все колонки серии Reva доступны в матовом ореховом шпоне и трех отделках рояльным лаком: черной, белоснежной и красное дерево (последняя и попала к нам на тестирование). Традиционный символ роскоши во все времена — красное дерево под рояльным лаком при полном отсутствии декоративных элементов и лишних деталей — одинаково хорошо смотрится практически в любом интерьере. Акустика красива и выглядит дорого. Прежде чем подключить эти колонки к усилителю, как мне кажется, будущий владелец обречен несколько минут любоваться их внешним видом, способным довести до экстатических переживаний любого специалиста в области деревообработки.

Колонки одинаково хорошо смотрятся как с грилями, так и без них

Для начала несколько слов о качестве декоративной отделки. Едва распаковав колонки, взгляд устремляется в глубины семислойного рояльного лака, на дне которого переливается изысканная фактура красного дерева. Шпон лишен видимых стыков, а лак положен очень качественно — даже самый дотошный критик не найдет каких-либо изъянов. Неслучайно в комплекте с акустическими системами идет пара белых хлопчатобумажных перчаток, чтобы следы от нечаянных прикосновений не оскорбили эстетических чувств созерцающего эту красоту. Зная об особенностях столь деликатного покрытия, я, конечно же, не могу назвать его практичным решением, но чего только не сделаешь ради красоты.

Текстильный купол ВЧ-излучателя помещен в небольшой рупор

Дабы не нарушать внешний вид дополнительной фурнитурой, пылезащитные сетки оснащены магнитным креплением и отделены от корпусов тонкими фторопластовыми изоляторами, а сатинированные алюминиевые фланцы динамических головок лишь подчеркивают общее впечатление гармонии и визуальной завершенности образа тестируемой акустики.

Диффузоры СЧ- и НЧ-головок изготовлены из стекловолокна

Расположенные на задней панели вертикально ориентированные разъемы позволяют обеспечить весь комплекс возможных подключений акустического кабеля. Вместе с тем немного смутил подиум, визуально выполненный из куда более дешевых материалов.

Технические особенности

Массивные корпуса акустических систем изготовлены из низкорезонансной композитной фанеры округлого, близкого к параболическому профиля, а изнутри усилены многочисленными ребрами жесткости. Кроме того, они помещены на шипованные подиумы, являющиеся конструктивной частью акустического оформления.

Подиумы являются частью акустического оформления

Все вышеперечисленное призвано снизить нежелательные призвуки и исключить появление стоячих волн. К тому же эти конструктивные особенности, заимствованные у линейки Diamond 200, позволяют достичь более равномерного распределения низких частот и уменьшить зависимость звучания от особенностей помещения. Легкое простукивание корпусов не выявило хоть сколько-нибудь значимых послезвучий.

Несмотря на обилие излучателей, акустические системы собраны по 2,5-полосной схеме. Батарея динамических головок включает в себя два 125-мм НЧ-динамика с диффузорами из стекловолокна на резиновом подвесе, аналогичный по конструкции 115-мм СЧ-драйвер и стандартную для всей серии Reva неодимовую высокочастотную головку с текстильным 25-мм куполом, помещенным в небольшой рупор для улучшения дисперсии.

Доступен любой тип подключения акустического кабеля

Все излучатели собраны специально для проекта Reva в корзинах из литого алюминия. По словам разработчиков, они обладают экстремально легкими и жесткими диффузорами для достижения особой точности и стабильности воспроизведения (как при небольших, так и при высоких нагрузках).

Динамические головки сопряжены друг с другом на частотах 450 Гц и 2,6 кГц посредством прецизионного кроссовера, в схеме которого использован фазовый фильтр Линквица-Райли с бесконечной импульсной характеристикой.

Система

В качестве тестового оборудования мы использовали проигрыватель компакт-дисков Musical Fidelity M6SCD и интегральный усилитель Musial Fidelity M6SI мощностью 200 Вт на канал, подключенные к сетевому источнику питания ISOL-8 MiniSub. И хотя, согласно заверениям производителя, вполне можно обойтись куда меньшим усилением, нам точно не придется сетовать на недостаток динамики.

Компоненты от Musical Fidelity успешно справились с поставленной задачей

Для коммутации компонентов воспользуемся балансным кабелем Atlas Element Quadstar, акустическим кабелем Atlas Hyper 3.0 и штатными сетевыми шнурами. Установим кресло и акустические системы в вершинах равностороннего треугольника с длиной стороны 2 метра и небольшим поворотом в сторону слушателя. Эмпирически установленное расстояние от ближайшей стены до акустических систем составляет около 40 см.

Из музыки я остановился на привычной подборке от EISA и известном диске «Unforgettable With Love» легендарной Натали Коул (Natalie Cole).

Звук

С первых же секунд акустика демонстрирует спокойное, предельно нейтральное звучание, напрочь лишенное какой бы то ни было эмоциональной яркости и окрашивания. Однако совершенно неожиданно с каждым новым треком именно такая подача начинает мне нравиться все больше и больше. Микро- и макродинамика почти безупречны. Формируемое трактом акустическое пространство предельно структурировано и ощущается едва ли не физически, бас хотя и неглубок, но исключительно точен.

Низкие частоты педантичны и точны

Обилие деталей в высокочастотном диапазоне на некоторых записях порой кажется чрезмерным, что, впрочем, совсем не вредит их комфортному прослушиванию. Голоса Натали и Нэт Кинг Коула звучат тепло и осязаемо, звучание живых музыкальных инструментов передается во всем богатстве нюансов и тембральных оттенков.

Вместе с тем классическая подборка ритм-энд-блюза с режущими воздух гитарными рифами прозвучала относительно камерно, отстраненно и даже несколько академично, что невольно навело меня на мысль об определенной жанровости тестируемых акустических систем, что, конечно же, ни в коем случае не умаляет перечисленных выше достоинств. Без показного шоу колонкам удается деликатно и, если хотите, вдумчиво донести до слушателя практически любой музыкальный материал вне зависимости от степени его сложности.

Выводы

Закончив прослушивание я еще некоторое время сидел в кресле, анализируя свои впечатления. Действительно, есть акустика, которая нравится сразу, но спустя некоторое время почему-то начинает надоедать. Есть та, которая при отсутствии коммерчески броского звучания органично входит в жилище и жизнь его обитателей на долгие годы. Мне кажется, что герои нашего сегодняшнего обзора относятся именно к последнему классу.

Не стоит ждать от протестированных колонок сиюминутных музыкальных открытий, но тем, кто ориентирован на приобретение акустических систем, сочетающих в себе высокое качество изготовления, фешенебельную отделку и выверенное годами традиционное английское звучание, безусловно, стоит к ним присмотреться и обязательно послушать.

Достоинства: точная звуковая сцена, красивый внешний вид, качество изготовления

Недостатки: присутствует жанровость, относительно высокая цена за пару

Официальный сайт: Wharfedale Reva-3

Цена: 94 000 рублей

Паспортные данные

Динамики: 2хНЧ – 125мм, СЧ – 115мм, ВЧ – 25мм

Сопротивление: 3,7 – 8 Ом

Рекомендуемая мощность усилителя: 20 - 60Вт

Диапазон частот: 40Гц – 20кГц

Частота разделения кроссовера: 450Гц / 2,6кГц

Чувствительность: 88 Дб

Габариты: 910 х 226 х 324 мм

Масса: 18,8 кг (одна колонка)

ТЕСТ ИНТЕГРИРОВАННОГО УСИЛИТЕЛЯ KRELL VANGUARD: БАЛАНС МЕЖДУ СИЛОЙ И РАЗУХАБИСТОСТЬЮ

Мое знакомство с продукцией компании Krell состоялось в середине 90-х, когда я, еще будучи студентом, спрятав в карман кассетный плеер, зашел погреться в один из некогда популярных Hi-Fi-салонов, расположенных в историческом центре Замоскворечья. Пожалуй, самым ярким впечатлением от этого визита стало прослушивание нескольких акустических систем, подключенных к моноблокам Krell.

До сих пор в моей памяти хранятся воспоминания того дня: едва долетающий с улицы шум трамвая, редкие солнечные блики, освещавшие таинственные очертания роскошной стереосистемы, но, самое главное, —  ее звучание, на долгие годы ставшее в моем сознании эталонным. Неслучайно, получив очередное редакционное задание, я испытал тонкое чувство ностальгии по тем впечатлениям, хот-догам за пять рублей и прочим радостям моей беззаботной, студенческой жизни.

Довольно любопытно, что само имя компании Krell происходит из научно-фантастического фильма «Запретная планета» (Forbidden Planet) 1956 года, где Krell — раса высокоразвитых существ, создавших уникальные машины, удивлявших своей мощью и возможностями.

Своим названием компания Krell обязана расе могучих существ из фантастического блокбастера «Запретная планета» 1956 года. 

Каких только слухов и небылиц я не слышал от друзей и знакомых про Krell. Например, о том, что именно эта компания является настоящим «серым кардиналом» High-End-рынка, чуть ли не определяющим политику ведущих аудиоизданий. Однако, наше издание хоть и ведущее, но неангажированное, поэтому не будем утруждать себя изучением досужих сплетен и сфокусируем внимание на одной из последних новинок от компании Krell — интегральном усилителе Vanguard, что в переводе с английского означает «авангард».

 

Штучное изделие

Усилитель выполнен в корпусе низкого профиля и дизайне, позволяющим легко интегрироваться в визуальное пространство практически любого интерьера. Глядя на Vanguard и прилагаемый к нему пульт, сразу понимаешь, что имеешь дело со штучным изделием. Во всем чувствуется ручной труд и индивидуальная доводка каждого экземпляра. Это проявляется и в деталях, включая следы ручной обработки металла.

 

Если предыдущие изделия от Krell внешне напоминали банковские сейфы, хранящие в себе сбережения своих владельцев, то представители новой линейки, к которой относится и герой теста, больше похожи на музыкантов оркестра классической музыки, строгие черные фраки которых дополнены белыми сорочками из переливчатого шелка.

 

По центру фронтальной панели из сатинированного металла установлена затейливая декоративная вставка с логотипом производителя, также являющаяся рефлектором для светодиодов активного и дежурного режимов.

 

Слева от вставки расположена небольшая россыпь серебристых полусфер — кнопок, управляющих функциями навигации, питания, настройки громкости, отключения звука, вывода меню и выбора источника сигнала. Справа — бледно-синий матричный дисплей, отображающий всю необходимую информацию, а при включении усилителя — результаты его предварительного тестирования.

 

Некоторое удивление вызвало, что к USB-порту на фронтальной панели не прилагается заглушка, ведь он становится рабочим только после инсталляции опционального цифрового модуля. Также явно не хватает разъема для подключения наушников.

На задней панели расположены стандартные акустические клеммы производства компании WBT, балансные входы отдельно для левого и правого каналов, три обычных входа RCA для подключения внешних устройств, выход инфракрасного сенсора, два триггерных и один Ethernet входа для интеграции усилителя с другими устройствами и обновления программного обеспечения. Там же сетевой тумблер с разъемом отключаемого кабеля, сетка малошумных вентиляторов охлаждения и весьма несимпатичная заглушка опционального цифрового модуля, о назначении которой я расскажу чуть позже.

 

Сам корпус усилителя располагается на четырех массивных виброизолирующих опорах серебристого цвета, что вкупе с упомянутой выше серебристой вставкой на фронтальной панели отчасти перегружает его внешний вид. Впрочем, последнего легко избежать, дополнив усилитель любым компонентом из этой же модельной линейки. Для рековых инсталляций предусмотрены опциональные накладки (т.н. уши).

Пульт дистанционного управления выполнен из двух фрагментов экструдированного алюминиевого профиля, пожалуй, — самого простого и выразительного решения для техники высокого класса. Он весьма увесист и надежно лежит в руках. Кнопки пульта механические и представляют собой все те же серебристые алюминиевые полусферы, что и на фронтальной панели. Для замены батареек пульта в комплекте к усилителю идет специальная отвертка типа Torx.

 

Посредством меню усилителя можно регулировать не только громкость и баланс между каналами, но и чувствительность входов, а также присваивать им различные имена.

 

Холодная мощность в классе А

Усилитель Vanguard работает в классе А, лишь изредка переходя в класс АВ. Предварительный усилитель и усилитель мощности выполнены по полностью симметричной схеме с использованием дискретной элементной базы и технологии SMD-монтажа, что, по заявлению разработчиков, позволяет уменьшить пути прохождения сигнала, обеспечить большую плотность размещения компонентов на плате, а значит, сделать ее компактнее и надежнее по причине более равномерного распределения тепла.

 

Внутреннее пространство охлаждают два малошумных вентилятора, контролируемых термостатами.

Другая не менее значимая технология (она позволила радикально уменьшить габариты усилителя) — iBias, в основе которой лежит схема коррекции питания транзисторов в зависимости от поступающего сигнала. Билл МакКиган (Bill McKiegan), директор Krell, говорил, что iBias чем-то напоминает мощный спортивный автомобиль, который с одинаковым успехом может участвовать в гонках, мгновенно набирая колоссальную мощность в несколько сот лошадиных сил, так и не спеша перемещаться в спокойном городском движении.

 

Благодаря этой технологии удалось значительным образом повысить выходную мощность и сократить тепловые потери, а значит, отказаться от использования больших радиаторов. Помимо всего прочего, iBias позволяет избавиться даже от незначительного фона, нередко встречающегося среди усилителей А-класса.

 

Современные технологии позволили сделать усилитель предельно компактным и очень мощным

Основу акустической мускулатуры Krell Vanguard составляет массивный тороидальный трансформатор блока питания мощностью 750Вт и 80 000 мкФ рабочей емкости конденсаторов. Вырабатываемое с их помощью количество энергии позволяет обеспечить 200 Вт выходной мощности на канал при нагрузке 8 Ом и 400 Вт на канал при нагрузке в 4 Ом, что превосходит возможности многих конкурентов.

На столь впечатляющие характеристики при более чем скромных габаритах косвенно указывают лишь два вентилятора, расположенные на задней панели. Они крайне малошумны и контролируются термостатами, а значит, будущему владельцу не придется беспокоиться о каких-либо посторонних звуках.

 

Заглушка для цифры

Ну, а теперь пару слов об упомянутой выше таинственной заглушке, расположенной на задней панели, чей смысл сравним разве что с секретной дверцей в каморке папы Карло из легендарного «Золотого Ключика». Удалив эту заглушку все той же штатной отверткой, можно установить и сам «ключик» — цифровой модуль, представляющий собой интерфейс для подключения как проводных, так и беспроводных источников цифрового сигнала, а также цифровых потоковых сервисов. Это не только удобно, но и выгодно, поскольку позволяет избежать покупки отдельного сетевого аудиостримера аналогичного класса.

 

Четыре массивные, виброизолирующие опоры призваны обеспечить эффективную акустическую развязку

Цифровой модуль поддерживает Bluetooth, есть коаксиальный и Toslink цифровые входы, HDMI-порты, а управляется он через приложение mConnect для iOS и Android. Ethernet становится полноценным, готов к подключению в домашнюю сеть для коммуникации с сетевыми накопителями и начинает работать USB-интерфейс на фронтальной панели.

 

По словам МакКигана, возможностей этого цифрового модуля должно хватить минимум на ближайшие десять лет, что лично мне, глядя на скорость появления инноваций в цифровых интерфейсах, кажется заявлением оптимистичным.

 

Удалив прямоугольную заглушку, можно установить модуль цифрового интерфейса

Важно отметить, что любители чистого стерео могут не опасаться какого-либо влияния цифрового модуля на качество звучания аналоговых источников в виду тщательно продуманной схемы разделения цифровых и аналоговых сигналов.

 

Тестовая система: Для прослушивания усилителя были предложены следующие компоненты и элементы тракта: сетевой аудио проигрыватель Krell Connect; акустические системы Martin Logan Expression ESL 13A с активной низкочастотной секцией; балансный кабель 3T The Mountain XLR и акустический кабель 3T The Cumulus Hybrid производства компании Van Den Hul, штатные сетевые кабели. В качестве музыкального материала, помимо собственного набора тестовых композиций, я послушал оцифрованные треки с компакт-диска «Legacy Music Sampler Volume 3».

 

Внутренняя сила

Прослушиване проходило в обычном рабочем кабинете никак акустически не подготовленном, да еще и без мебели, т.е. со всем набором резонансов пустого помещения. Это не позволило мне хоть как-то серьезно оценить работу всей системы, и поэтому я сосредоточился исключительно на качествах усилителя как машины по производству тока для колонок. Мне было важно понять, быстр ли он, чувствителен и отыгрывает ли весь диапазон.

 

Krell Vanguard, безусловно, относится к приборам, которые имеют свой особый характер. Впечатление от его прослушивания чем-то напоминает общение с очень мужественным человеком, чья внутренняя сила проявляется не только во внешнем обаянии, но и в поведении. Не скрывает ничего, с мощью торнадо подает музыкальный материал, но удерживает баланс между силой и разухабистостью. Играет открыто и чисто.

 

Несмотря на то, что усилитель работает в классе А, не стоит ожидать от него даже незначительного окрашивания звука. Скорее, он имеет выраженный нейтральный характер подачи, значительно расширяющий палитру воспроизводимых им музыкальных жанров. При этом его звук не становится пресным и скучным: контроль, сила, импульс, воздействие на слушателя действительно хороши.

Усилитель легко контролирует акустику во всем диапазоне. Инструменты и голоса звучат весьма впечатляюще. Бас натурален, однако на нем есть небольшой акцент, который, впрочем, я уверен, понравится большинству слушателей.

Итоги

Несмотря на некоторые особенности тестового тракта и организацию помещения для прослушивания, сам Krell Vanguard меня нисколько не разочаровал. Эта модель сохранила звучание, динамику и харизму своих старших братьев. Усилитель по праву может носить гордое имя Krell, остающееся синонимом High End на протяжении последних 35 лет. Полагаю, приобретение Vanguard будет логичным решением при построении домашней стереосистемы высокого класса, сочетающей в себе как классические, так и перспективные цифровые технологии. Кроме того, усилитель просто обречен стать домашним любимцем, поскольку, несмотря на гордое имя и впечатляющие возможности, он может вполне снизойти и до воспроизведения звука даже с игровой консоли. В общем, послушайте обязательно.

 

Достоинства: звук, мощность, возможность цифрового апгрейда.

Недостатки: отсутствие разъема для наушников и заглушки порта USB на передней панели, высокая стоимость.

Официальный сайт: Krell Vanguard

Цена: 430 000 рублей

Паспортные данные

Мощность: 200 Вт (8 Ом), 400 Вт (4 Ом)

Линейные входы: RCA (3)

Фонокорректор: Нет

Цифровые входы: Опция

Выходы на АС: 1 пара

Входное сопротивление: 95 кОм (XLR), 47.5 кОм (RCA)

Диапазон воспроизводимых частот: 20Гц to 20кГц +0, –0.01 дБ, <2 Hz to 150 kHz +0, –3 дБ

Коэффициент нелинейных искажений: <0.015% - 1 кГц, 200 Вт, 8 Ом

Соотношение сигнал-шум: > 97 дБ,

Габариты: 10,5х43,4х44,5 см

Вес: 18 кг

Денис Виленский

ТЕСТ НАПОЛЬНОЙ АКУСТИКИ HECO DIREKT: ЗВУК НА СЕРЕБРИСТОМ ТРЕНОЖНИКЕ

Извечный поиск компромисса между звучанием и внешним обликом акустики получил неожиданное разрешение с появлением на рынке новых колонок от компании Heco. Модель Heco Direkt впервые показали на берлинской выставке IFA в сентябре 2015 года, и она уже успела натворить много шума в консервативных аудиофильских кругах. Судите сами: акустика изначально ориентирована на людей, которым нужно всё и сразу, причём за относительно небольшие деньги. Будучи ориентированной на владельцев маломощных ламповых и транзисторных усилителей, она полюбилась практически всем — меломанам, аудиофилам, но самое главное, их близким, что, как показывает практика, ох как немаловажно.

 

Икона стиля

Не секрет, что дизайн современной техники устаревает довольно быстро, если, конечно, речь не идёт о предметах, претендующих на звание «икона стиля», к числу которых, безусловно, можно отнести героев нашего сегодняшнего обзора. Стоит ли этому удивляться, зная о том, что их облик формировался в мастерской Хельмута Тиля — классика немецкого дизайна, создавшего ряд уникальных проектов, включая знаменитое «красное сердце» Thorens TD 309. Скажу по секрету, что лично я с удовольствием пользуюсь разработанными им наушниками, но об этом как-нибудь в другой раз.

Удивительно, но в облике Heco Direkt каждый находит что-то своё. Так, поклонники Apple — очертания любимых гаджетов, музыканты — контуры струнных инструментов, автовладельцы — спортивные полоски и боевую раскраску легендарных гоночных болидов. В настоящее время колонки представлены на рынке в чёрном и белом вариантах, хотя мне, признаться, продолжив аналогию со спортивными автомобилями, хотелось бы увидеть их в пламенно-красном, фисташковом или нежно-кофейном цвете.

 

Благодаря тщательно продуманным формам, Heco Direkt впишутся практически в любой интерьер от дворцовых палат до экстремального молодежного лофта. И это не удивительно: их концепция объединила сразу несколько классических стилистических направлений индустриального дизайна.

 

Технические моменты

Акустические системы имеют необычные пропорции и установлены под небольшим углом на матовых серебристых треножниках, оканчивающихся шипами, на которые, впрочем, можно надеть каучуковые колпачки. Последнее помогает избежать досадных царапин на паркете, а при необходимости — откорректировать звучание двухпортового фазоинвертора, расположенного снизу. Кроме того, эти подставки обеспечивают необходимый наклон корпуса относительно слушателя и их устойчивое расположение практически на любой поверхности — от вздутого антикварного паркета до необработанного бетона. Тем, кого смущает опора по трём точкам, скажу сразу, я пробовал их перевернуть, и это оказалось совсем не просто.

 

Обращают на себя внимание не только пропорции корпусов и основательность конструкции, но и качество изготовления кабинетов. Я не увидел подтёков, следов клея, дефектов полировки, хоть сколько-нибудь заметных, обращающих на себя внимание швов, нередко встречающихся у акустических систем куда более высокого ценового диапазона.

 

СЧ/НЧ динамик – пример сочетания классических материалов и новейших технологий проектирования

Несмотря на то, что внешне Heco Direkt напоминают тонкостенные акустические системы старой школы, это впечатление обманчиво. Перед нами вполне современный «музыкальный инструмент». Корпуса акустики сложены из толстых панелей МДФ с ребрами жёсткости, соответственно, массивны и инертны; простукивание корпуса дает глухой звук.

 

Колонки двухполосные с фазоинверторным акустическим оформлением. СЧ/НЧ-динамик собран в литой алюминиевой корзине — в лучших традициях винтажных излучателей конца прошлого века. Большой 28-см диффузор изготовлен из легкой и прочной бумаги Kraft. Он приводится движение мощной магнитной катушкой и благодаря мягкому резиновому подвесу имеет большой рабочий ход. Твитер диаметром 28 мм оснащен двойным магнитом и мягким текстильным куполом, оформленным в небольшой рупор.

Обе динамические головки стыкуются друг с другом на частоте 2 350 Гц, характеризуются высокой чувствительностью и разработаны специально для Heco Direkt. Компания пишет, что при их моделировании использовались высокоточные лазерные измерители, которые позволили детально испытать прототипы головок, чтобы добиться очень низкого уровня искажений. Динамики защищены от пыли и внешнего воздействия круглыми грилями, покрытыми акустической тканью в тон корпуса.

Относительно крупный диаметр СЧ/НЧ динамика выглядит, на первый взгляд, довольно странно для двухполосной схемы, однако кроссовер грамотно сводит полосы, и в итоге кривая импеданса, согласно паспортным данным, практически линейная. В результате получилось бесшовное согласованное звучание. Расположенный внизу передней панели сдвоенный порт фазоинвертора отвечает за увеличение отдачи на низких частотах.

Для подключения к усилителю в Heco Direkt используется терминал с одной парой клемм. Возможно, это расстроит отдельных любителей бивайринга и биампинга, но поверьте, ни в коем случае не скажется отрицательно на звуке.

 

В качестве тестового тракта использовался CD/SACD проигрыватель McIntosh MCD550, усилители McIntosh MA7900, Denon PMA-2500NE, межблочные и акустические провода In-Akustik.

 

Корректное разделение

По старой доброй традиции для тестирования акустических систем я использовал проверенные временем, хорошо известные мне диски «In the Mood of Giya Kancheli» и «Колыбельные холмов». Первый позволяет услышать даже незначительные резонансы и другие призвуки, второй — содержит этническую музыку, безупречно прописанную с двух микрофонов, подобно лакмусовой бумажке выявляя малейшую искусственность в подаче музыкального материала.

 

Первое, на что обращаешь внимание, — Несо играют сразу «из коробки», и даже при лёгком повороте ручки громкости, не теряют энтузиазма, звуча полнокровно и насыщенно. Звук льётся легко и без усилий. Высокая чувствительность акустических систем позволяет не упустить мелкие детали. Ещё бы, они ориентированы на работу даже с маломощными ламповыми и транзисторными усилителями. В ходе прослушивания не возникло желания препарировать звучание по частотам и кричать подобно Станиславскому «верю» или «не верю». Хотелось просто слушать, и не хотелось заканчивать тестирование.

 

Акустика играет очень быстро и прозрачно, формируемые ей образы телесны, точны и корректно разделены между собой. Подобную звуковую «расстановку» ранее я слышал только у акустики с ортодинамическими излучателями, и совсем не ожидал такого результата от традиционных элекродинамических колонок.

 

Бас не просто слышен, он буквально ощутим физически. Однако, несмотря на визуальный отсыл к ретро, в нём не чувствуется тяжёлой, бравурной поступи значительного числа немецких акустических систем 60-х-70-х годов, звучанием напоминающих армейских лошадей, тянущих за собой пушку. Вокал и звучание этнических музыкальных инструментов рельефны и почти осязаемы.

 

Воспроизведение сложных оркестровых произведений также не вызвало нареканий. Звук не «липнет» к колонкам, виртуальные источники отлично локализованы в пространстве и не сливаются в кашу. Частоты склеиваются бесшовно и органично.

Фазоинвертор, выведенный на нижнюю панель, обеспечивает глубокие низкие частоты

 

В какой-то момент у меня возникло ощущение, что я слушаю референсные широкополосные колонки с недостижимым для них басом и высокими частотами. Отчасти этот феномен объясняется специфическим наклоном корпуса, позволяющим усилить эффект фазолинейности и согласованности звучания динамических головок. Диаграмма направленности Heco Direkt достаточно широка, чтобы, перемещаясь по комнате, слушатель не испытывал дискомфорта от резких изменений стереопанорамы.

В ходе прослушивания оба тестовых усилителя легко справились с поставленной задачей, без каких-либо замечаний отыграв предложенный материал. Тандем Heco с McIntosh MA7900 запомнился удивительно точной подачей с неким налётом академического снобизма. В то же время, в сочетании с усилителем Denon PMA-2500NE, колонки звучали чуть более вальяжно и раскрепощено, в полной мере проявив любимый многими фирменный музыкальный почерк Denon.

 

Нескучная акустика без жанровых предпочтений

Колонки не имеют чётко выраженных жанровых предпочтений, однако, на мой взгляд, больше подойдут увлеченному меломану, склонному делать акцент на качестве музыкального материала, нежели аудиофилу, расщепляющему музыку на атомы, чтобы услышать аппаратуру, на которой она звучит. Кроме того, они легко справятся с задачами, предъявляемыми к аппаратуре для домашних развлечений. Обычно такое звучание, наравне с яркими впечатлениями, ожидаешь от акустики куда более высокого ценового диапазона.

Отмечу: чтобы раскрыть способности этих колонок придётся забыть о записях низкого качества, которые составляют значительную часть любой домашней фонотеки. Акустика дословно воспроизводит все нюансы записи, и если эти нюансы низкокачественные — их хорошо слышно. Кроме того, дизайн Heco Direkt настолько необычен, что на их фоне интерьер комнаты может показаться скучным и вам захочется его обновить.

 

Достоинства: Высокая чувствительность. Жанровая универсальность. Запоминающийся внешний вид.

Недостатки: Лёгкий акцент на средних частотах. Ограниченная палитра цветовых решений.

Цена (рекомендуемая): 239 900 рублей

 

Паспортные данные

Тип акустического оформления — фазоинвертор

Количество полос: 2

Динамики: СЧ/НЧ – 280 мм, ВЧ – 28 мм

Мощность (RMS/МАКС): 200/320Вт

Сопротивление: 4 – 8 Ом

Диапазон частот: 25Hz – 28кГц

Частота разделения кросовера: 2 350 Гц

Рекомендуемая мощность усилителя: 10 – 320Вт

Чувствительность: 95 дБ

Габариты (ШxВxГ): 440x900x200 мм

Вес одной колонки: 25,8 кг

Денис Виленский

ТЕСТ НАПОЛЬНОЙ АКУСТИКИ KEF REFERENCE 3: ВЫШКОЛЕННАЯ АРИСТОКРАТИЯ

Не так давно один из британских долгожителей Hi-Fi-рынка — компания KEF отпраздновала свой полувековой юбилей, и вот уже скоро будет 40 лет, как появилась первая акустическая система топового семейства KEF Reference. В ходе эволюции этой серии сменилось практически все — и материалы, и технологии. Неизменным остается только одно — стремление создать совершенный звуковоспроизводящий инструмент, полагаясь не столько на «лирику», сколько на фирменную технологию комплексного автоматизированного проектирования акустических систем, основанную на принципах вычислительной гидродинамики.

Едва получив приглашение прослушать новые колонки KEF Reference 3, относительно недавно появившиеся на российском рынке, я немедленно воспользовался этой возможностью, параллельно испытывая двойственные чувства. С одной стороны, мне было интересно познакомиться с акустикой, о которой так много слышал, с другой, — в моей памяти были еще свежи воспоминания о недавнем тестировании юбилейных акустических систем KEF LS50, оставивших о себе весьма неоднозначное впечатление.

Лаконичный дизайн и ювелирная точность изготовления

KEF Reference 3 собираются исключительно в Великобритании, и лишь фронтальная панель производится на мебельной фабрике в Италии. Колонки представлены на рынке в шести вариантах оформления: черном, рояльном лаке, американском орехе под матовым лаком, розовом дереве под рояльным лаком, а также в двух дизайнерских вариантах (белом с синим и черным с медью, ориентированных, судя по всему, преимущественно, на молодежную аудиторию). Для теста была предоставлена версия в отделке «американский орех под матовым лаком».

 

Скажу сразу, если бы перед прослушиванием я не заглянул в интернет, то, глядя на KEF Reference 3, никогда бы не подумал, что перед нами акустика, цена которой сопоставима со стоимостью хорошего автомобиля. На первый взгляд, ничего референсного в их дизайне нет. Колонки выглядят довольно просто и лаконично, но вместе с тем, признаю, привлекательно. Их облик в большей степени консервативен и ориентирован на ту часть аудитории, которая желает видеть в своей гостиной привычную, «прямоугольную» акустику, а не звучащие скульптуры или революционные арт-объекты от аудио.

 

Визуальный акцент в дизайне акустических систем сделан на батарее динамических головок, безусловной доминантой которой выступает фирменный коаксиальный драйвер Uni-Q одиннадцатого поколения с узнаваемой лепестковой насадкой, ставшей уже стандартной для всех моделей драйвера Uni-Q.

Для смены типа подключения вместо обычных перемычек используются особые поворотные переключатели

Вблизи класс акустики ощущается куда лучше. Покрытые платиной клеммы акустического терминала,

напоминающие собой гитарные колки, лишь усиливают ощущение того, что перед нами нечто особенное. Складывается впечатление, что абсолютно все, вплоть до последней детали, ориентировано на владельца-перфекциониста, не привыкшего даже к малейшим компромиссам. Придраться буквально не к чему. Даже самых незначительных шероховатостей не обнаружил — ювелирная точность изготовления. Это то качество, к которому стоит стремиться абсолютному большинству производителей акустических систем. И в этом плане мы, похоже, действительно имеем дело с эталоном.

Массивный корпус и точечный источник

Композиционное решение батареи динамических головок состоит из упомянутого выше коаксиального драйвера Uni-Q и двух однотипных низкочастотных динамиков, расположенных по схеме Д’Аполито. Коаксиальный динамик Uni-Q включает в себя два драйвера: 125-мм среднечастотный излучатель с радиальными насечками диффузора на резиновом подвесе Z-Flex и 25-мм вентилируемый твитер с алюминиевым куполом, венчаемый дисперсионной насадкой Tangerine, по форме напоминающей дольки раскрытого мандарина. Каждый из низкочастотных излучателей диаметром 165 мм оснащен гомогенным алюминиевым диффузором низкого профиля на резиновом подвесе, приводимым в действие мощной магнитной системой. Кроссоверы расположены на отдельных платах, акустически развязанных с корпусом. Они согласовывают работу динамиков на частотах 350 Гц и 2,8 кГц

 

Акустика выглядит весьма консервативно, что, однако, не скрывает ее высокого происхождения

Колонки имеют акустическое оформление типа «фазоинвертор» и опираются на массивные металлические опоры со встроенными уровнями и регулируемыми по высоте шипами, от которых паркет и ковровые покрытия надежно защищают идущие в комплекте специальные металлические диски с углублениями. Корпуса изготовлены из плит полимерного композита, для большей жесткости стянутых винтами, ламинированных алюминием. Они изобилуют всевозможными перегородками, ребрами жесткости, устланы звукопоглощающим материалом и очень массивны. Неслучайно даже резкое постукивание не вызывает послезвучий, а значит, слушая KEF Reference 3, не стоит опасаться того, что в какой-то момент кабинет начнет аккомпанировать динамикам.

 

Фирменный коаксиальный драйвер Uni-Q одиннадцатого поколения с узнаваемой дисперсионной насадкой Tangerine

 

Интересная особенность KEF Reference 3 — возможность корректировать звук системы в низкочастотной области путем замены труб и заглушек обоих портов фазоинвертора. Разумеется, и те, и другие идут в комплекте. К слову сказать, заменить эластичные, для снижения турбулентности, трубы фазоинвертора можно за пару минут, открутив специальные фиксирующие кольца. Так, например, установка более длинных труб изменит характер звучания — будто колонки имеют акустическое оформление «закрытый ящик», даже если сами системы стоят близко к стене. Короткие сменные трубы могут быть использованы в том случае, если владелец захочется получить более выраженный акцент на низких частотах.

 

Звучание акустических систем в области низких частот корректируется сменными трубами фазоинвертора

Акустические терминалы допускают все основные типы подключения, включая бивайринг и биампинг. Причем для смены используются не перемычки, а специальный поворотный переключатель. Клеммы акустического терминала покрыты платиной и оснащены специальными упорами для более мощной фиксации акустического кабеля.

 

Система и подготовка к прослушиванию

Колонки обладают не самой высокой чувствительностью 87,5 дБ, потому требуют достаточно мощного усиления. Для их прослушивания в качестве элементов тестового тракта были предложены следующие компоненты: проигрыватель компакт-дисков Primare CD32, предварительный усилитель Primare PRE60 и усилитель мощности Primare A60 мощностью 250 Вт на канал при нагрузке 8 Ом.

 

Для коммутации предварительного усилителя и усилителя мощности использовались межблочные балансные кабели Living Athmos Reference Line, для подключения проигрывателя CD к предварительному усилителю — сигнальный кабель Living Athmos Reference Line, для подключения колонок — акустические кабели Living Athmos Ultimate Line. А также следующие сетевые кабели: Living Athmos Standart Line для подключения проигрывателя CD и штатные сетевые кабели для предварительного усилителя и усилителя мощности.

 

Сами акустические системы были расположены параллельно на расстоянии двух с половиной метров относительно друг друга и трех метров относительно точки прослушивания. По сложившейся традиции я использовал хорошо знакомые мне диски «In the mood of Giya Kancheli», «Колыбельные холмов» и «Слушай Ленинград» ВИА Ковчег. Первый позволяет услышать любые возникающие призвуки, второй — выявить искусственность в подаче, третий — оценить качество воспроизведения голоса в среднечастотном диапазоне.

 

От колкости-резкости до точности-живости

В маркетинговых материалах производитель декларирует «естественное и точное воспроизведение записанного звука, в полной мере отражающее весь диапазон эмоций и глубину всех нюансов оригинального исполнения». Что же, посмотрим, насколько эти заявления соответствуют моим личным ощущениям от прослушивания, в которых я, конечно же, очень субъективен.

Низкочастотные излучатели оснащены алюминиевыми диффузорами низкого профиля и мощной магнитной системой

 

Мне предложили прослушать еще непрогретые колонки, только-только вынутые из упаковочных коробок. Первое впечатление — исключительная нейтральность и линейность подачи на фоне беспрецедентно высокого разрешения, формирующие эффект особой прозрачности и воздушности воспроизводимой фонограммы. Главным образом, он проявляет себя в области верхней середины и высоких частот, вследствие чего возникает ощущение их некоторой избыточности. В какой-то момент я почувствовал себя в гостях у Снежной Королевы: все предельно открыто, чисто, точно, искрится и переливается мириадами деталей, но при этом совершенно безжизненно и выхолощено, как принесенная с мороза свежая простыня.

 

Я даже подумал, что при такой любви к «вычислительной гидродинамике» компании KEF пора бы заканчивать с акустикой и переходить к производству кораблей и подводных лодок, пока мне не предложили внести в тестовый тракт небольшое изменение. Мы поменяли штатные кабели питания предварительного усилителя и усилителя мощности на более качественные от Living Athmos. Удивительно, но звук изменился радикально: из него исчезли колкость, резкость, заметно потеплела середина, и даже появился намек на эмоции, хотя бас стал чуть менее артикулированным. Колонки начали звучать и, надо сказать, — просто замечательно, что лишний раз подтверждает их высокую чувствительность к качеству коммутационных соединений.

Для горизонтирования акустических систем стальные опоры оснащены круглыми, пузырьковыми уровнями

Итак, после небольшого перерыва, обусловленного окончательной настройкой тракта, приступаем к итоговому тестированию. Первое впечатление отчасти оказалось верным — динамика и разрешение акустических систем весьма неординарны, думаю, обязательно понравятся слушателям, требовательным к деталям. Однако не стоит ждать от колонок «теплого, обволакивающего саунда» и «фу-фукающего» саксофона, который так любят люди, ни разу не слышавшие его вживую. Бас точен, быстр и натурален, тембры голоса и музыкальных инструментов предельно реалистичны, а потому потенциальный владелец акустических систем KEF Reference 3 услышит все то, что есть в записи, и ничего больше.

Этим колонкам свойственна особая строгость и безупречный баланс, вследствие которых звучание можно охарактеризовать как предельно нейтральное и даже в чем-то мониторное, что, впрочем, не лишает его изысканности. Акустика ведет себя подобно вышколенным аристократам, для которых нарушить правила сложившегося этикета, а тем более поддаться «нерегламентированным» эмоциям — совершенно немыслимо.

К безусловным достоинствам героев нашего сегодняшнего обзора можно отнести их способность работать на высокой громкости без перегрузки и ущерба для разрешения, а также широкий угол дисперсии коаксиального излучателя, благодаря которому комфортная зона прослушивания заметно расширяется, не ограничивая слушателя полутора квадратными метрами его любимого кресла. Реконструируемое тестовым трактом пространство гомогенно, однако недостаточно эшелонировано по глубине, но думаю, после суточного прогрева все станет на свои места.

 

Итоги

Кто-то считает, что хорошая аппаратура способна не только транслировать эмоции, но и усиливать их подобно увеличительному стеклу. Кто-то, наоборот, полагает, что акустика должна быть абсолютно беспристрастна и бесхарактерна. Лично мне, когда я слышу слова «мониторное», «неокрашенное», «линейное» и так далее, попросту становится скучно за исключением тех случаев, когда речь заходит о референсной акустике KEF, способной донести до слушателя звук таким, каков он есть на самом деле и каким, возможно, его представлял сводящий запись звукорежиссер.

 

Пожалуй, KEF Reference 3 обладают одной уникальной особенностью, которую не так часто можно встретить в мире акустических систем даже самого высокого класса, — их интересно слушать, погружаясь в мельчайшие нюансы музыкального произведения. Именно поэтому для тех, кто склонен к аналитическому восприятию музыкального материала, эти колонки станут настоящим откровением. Во всяком случае, им обязательно стоит обратить на них самое пристальное внимание и, конечно же, при случае обязательно прослушать.

Достоинства: высокое качество изготовления, точное и выверенное звучание

Недостатки: излишнее внимание к качеству фонограммы, высокая стоимость

Официальный сайт: KEF Reference 3

Цена: 1 300 000 рублей

Паспортные данные

Тип акустического оформления: фазоинвертор

Динамики: коаксиальный (СЧ — 125 мм, ВЧ – 25мм), 2 х НЧ – 165мм

Сопротивление: 3,2 Ом (минимальное)

Диапазон частот: 43Гц – 35кГц

Частоты разделения кроссовера: 350 Гц, 2,8кГц

Рекомендуемая мощность усилителя: 50 – 300Вт

Чувствительность: 87,5 дБ

Габариты: 440 x 900 x 200 мм

Масса: 51,3 кг (одна колонка)

Денис Виленский

ТЕСТ ПОЛОЧНОЙ АКУСТИКИ KEF LS50: АНАЛИТИЧНЫЙ ХОЛОДНЫЙ ЗВУК В ЯРКОЙ ОБЛОЖКЕ

Несмотря на то, что юбилей компании KEF состоялся пять лет тому назад, разработанные к этой дате колонки LS50 по-прежнему актуальны. В этом году компания выпустила юбилейную модель в новых отделках: Frosted Black — сочетание черного лакового корпуса с синим излучателем, Titanium Grey — серый корпус с медным цветом диффузоров и яркий Racing Red — насыщенный красный корпус с черным динамиком. Несмотря на то, что от внесения любых конструктивных изменений производитель воздержался, мы решили еще раз вспомнить об этой нестареющей классике.

С момента первого выпуска прошло пять лет. Страсти остыли, обзоры написаны, шлейф маркетинговых кампаний сошел на нет. Тем проще изучить отзывы пользователей, чтобы перед прослушиванием лучше понимать, на что действительно стоит обратить внимание.

Надо сказать, в сети об этих колонках можно встретить довольно противоречивые суждения. Во всяком случае, равнодушных нет, а это уже говорит о многом, по крайней мере, о том, что продукт получился по-настоящему интересным. Кому-то нравится абсолютно всё, кому-то нет. Кто-то заявляет об их неглубоком басе, излишне мониторном звучании и низкой чувствительности. Другие, наоборот, восторгаются их нейтральной подачей, точной сценой и способностью интегрироваться практически в любую аудиосистему. А есть те, кто слышит разницу в звучании чёрных и белых экземпляров. Всего и не перечислишь, оговоримся лишь, что меньше всего интересовали фонтанирующие позитивом отзывы, так похожие на те, которые оставляют сами дилеры. Впрочем, надо заметить, колонки успешно продаются, поэтому развернувшаяся дискуссия лишь подтверждает тот факт, что производитель не ошибся, сделав ставку на их производство.

В основе программы продвижения LS50 на рынке лежит идея переплетения прошлого и будущего — популярных мониторов ls3/5a, производимых рядом компаний, включая KEF, с 1976 по 1988 годы для нужд телерадиокомпании BBC и технологических особенностей нынешних флагманов KEF Blade. От первых колонкам достался индекс LS, от вторых — похожая электродинамическая головка и отдельные фрагменты технологических решений. И если со вторыми всё понятно, то идея исторической преемственности с LS3/5a, как минимум, несколько надумана. Ни в звучании, ни в конструкции этих акустических систем мне не удалось выявить ничего общего за исключением их целевого назначения — обеспечивать качественный мониторинг звукозаписи преимущественно на средних частотах. В итоге, мы видим современный, предельно высокотехнологичный продукт без какой-либо исторической ауры. Ни о каком легендарном перерождении LS3/5a речь, конечно же, не идёт.

 

Итак, прозвучало ключевое слово «мониторинг», отсылающее нас к профессиональной работе со звуком. И действительно, в своих рекламных материалах KEF обещает донести студийное звучание непосредственно до слушателя в том виде, в котором его слышал звукорежиссёр. Надо признаться, что это весьма рискованное и неоднозначное заявление. Из личного опыта общения с достаточно большим пулом звукорежиссёров я пока ещё не встречал тех, кто бы не сетовал на изматывающее в течение дня звучание студийных мониторов, тогда как LS50 предлагаются KEF именно как «ультимативные минимониторы», способные одарить слушателя студийными впечатлениями.

 

Технические моменты

Взгляните на сами колонки, на их необычный дизайн, визуальным центром которого выступает электродинамический излучатель Uni-Q, ставший визитной карточкой KEF. От юбилейной модели героев нашего сегодняшнего обзора их отличает не только цвет, но и отсутствие надписи LS50 50th Anniversary Model, что, безусловно, окажет не лучшее влияние на их коллекционную стоимость в будущем. Колонки производятся в Китае на заводе Gold Peak, которым KEF владеет с 1993 года, и это никак не сказывается на очень высоком качестве их изготовления. Акустика выглядит как органичное целое — дорого и современно. Лаковое покрытие безупречно, а акустические терминалы, покрытые родием, лишь дополняют общее положительное впечатление, подчёркивая высокий статус продукта. Обратите внимание, что пылезащитные сетки отсутствуют, что может создать определенные трудности для семей, в которых есть маленькие дети.

 

Полочники LS50 — классический пример инженерного подхода к созданию акустических систем, при котором маркетинг уходит на второй план, в то время как основное внимание фокусируется на расчёте инженерных параметров и акустических характеристик.

 

В колонках использован фирменный коаксиальный драйвер типа Uni-Q последнего поколения диаметром 130 см, очень похожий на используемый во флагманах KEF Blade. Диффузор НЧ/СЧ звена выполнен из алюминиево-магниевого сплава, имеет характерный радиальный рельеф и установлен на необычном, резиновом подвесе, выполненном по технологии Z-Flex. Купол алюминиевого твитера диаметром 2,5см покрывает футуристичного вида насадка, призванная уменьшить резонансы, возникающие на его вершине. Оба звена стыкуются на частоте 2,2 кГц.

 

 

Заимствуя технологические решения, используемые во флагманской акустике, LS50 получили ряд характерных для неё отличительных свойств. Фронтальная панель колонок сферически изогнута, как с внешней, так и с внутренней стороны. Это позволяет исключить вибрации, а также обеспечить широкую диаграмму направленности — форма корпуса выпуклая, так что не будет отражений волн от передней панели, особенно ее углов. Внутренняя структура изобилует многочисленными переборками и винтовыми стяжками, что исключает возникновение нежелательных призвуков. Фазоинвертор настроен на частоту 55 Гц, представляя собой трубу из эластичного материала, снижающего резонансы на средних частотах, с двумя эллиптическими раструбами на концах, уменьшающими турбулентность воздушных потоков.

Рояльный лак и акустические терминалы, покрытые родием, подчёркивают высокий статус продукта

 

Впрочем, довольно слов, давайте слушать! По традиции я использовал свои любимые диски «In the mood of Giya Kancheli», «Колыбельные холмов» и «Слушай Ленинград» ВИА Ковчег. Первый позволяет услышать любые призвуки, второй — выявить искусственность в подаче, третий — оценить качество воспроизведения голоса в среднечастотном диапазоне.

 

Поскольку колонки обладают относительно невысокой чувствительностью — всего 85 дБ, они нуждаются в довольно мощном усилителе. Исходя из этих соображений, в качестве тестового тракта использовался интегральный усилитель Primare i22 мощностью 80 Вт (8 Ом) и проигрыватель компакт-дисков Primare CD22, объединенные межблочными и акустическими кабелями Oehlbach XXL. В качестве альтернативного усиления мне были предложены ламповые моноблоки отечественного производства мощностью 50 Вт (8 Ом). Сами акустические системы и место прослушивания располагались на расстоянии 2,5 метров относительно друг друга.

 

Прослушивание

С первого момента колонки приятно удивили быстрым и прозрачным звучанием, скрупулезной микродинамикой, точной сценой и обилием неведомых ранее деталей в хорошо знакомых фонограммах. Возникло ощущение, что с записей спала какая-то завеса, скрывающая до этого момента тонкие нюансы музыкальных произведений. Формируемое пространство приятно удивило объёмом, точностью и обилием планов. Порой казалось, что виртуальные источники располагаются не только между акустикой, но и за её пределами как слева, так и справа.

Во всём диапазоне воспроизводимых частот LS50 звучат практически неокрашенно, слаженно и бесшовно, однако в некоторых записях чувствуется акцент на верхней середине, а также небольшой металлический окрас женского вокала и духовых инструментов. О басе можно сказать, что он достаточно хорош для акустики столь скромных размеров, но при желании её, конечно же, можно дополнить грамотно настроенным сабвуфером.

 

Спустя некоторое время обратил внимание, что слышу детали, много деталей, — наверное, все, что есть в записи, и лично я начал от этого уставать. Вместо музыкантов и певцов передо мной расположились их виртуозные, акустические модели, слишком подробная детализация которых делала прослушивание в большей степени аналитическим, чем эмоциональным. Смена усилителя на ламповые моноблоки общую картину звучания не поменяла, мой мозг уже научился воспринимать на этих колонках музыку по частям, а не полностью.

Является ли столь аналитический характер звучания недостатком? Думаю, на этот вопрос каждый вправе искать ответ самостоятельно. Полагаю, многолетняя успешная история компании KEF и немаленькая армия поклонников продукции наглядно демонстрируют, что технократический подход к проектированию систем и мониторный звук находят своих сторонников. Во всяком случае, для звукорежиссёра или аудиофила-педанта эти колонки станут настоящей, долгожданной находкой, которую они смогут оценить по достоинству.

 

Достоинства: необычный дизайн, высокое качество изготовления, точное и выверенное звучание.

Недостатки: лёгкий металлический окрас в ВЧ спектре, излишнее внимание к нюансам фонограммы, высокая стоимость.

Цена (рекомендуемая): 87 780 рублей

Паспортные данные

Акустическое оформление: фазоинвертор

Динамик: коаксиальный СЧ/НЧ 130мм; ВЧ – 25мм

Диапазон частот: 79 Гц – 28 кГц (47 Гц – 45 кГц, –6 дБ)

Сопротивление: 8 Ом

Чувствительность: 85дБ

Габариты: 200 x 302 x 278 мм

Масса одной колонки: 7,2 кг

Денис Виленский

ТЕСТ СЕТЕВОГО ПРОИГРЫВАТЕЛЯ NAIM AUDIO UNITILITE: ИЗ ЦИФРЫ ДО АКУСТИЧЕСКОЙ ГРАВИТАЦИИ

Так сложилось, что мир аппаратуры высокого класса достаточно консервативен и по большей части состоит из четко установленных правил, если не сказать — догм. Одно из таких негласных правил — «разделяй и властвуй» — когда каждая «функция» упаковывалась в отдельный металлический ящик с отдельным питанием и артериями межблочных проводов. Не случайно появление устройств, сочетающих в себе несколько функций, воспринималось как ересь, либо же с изрядной долей скептицизма. Признаться, поначалу и я испытывал схожие чувства, считая любые интегрированные устройства компромиссным вариантом, далеким от идеала ревностного хайфайщика.

Однако все течет, все меняется, включая музыку и способы ее воспроизведения, и сегодня мне бы хотелось рассказать о необычном продукте компании Naim Audio — Naim UnitiLite B, ориентированном на новое поколение покупателей, которое, на мой взгляд, окажет значительное влияние на сложившиеся представления о высококачественном звуковоспроизводящем тракте.

Этот компактный прибор — удивительный пример интеграции классических аналоговых и современных цифровых технологий в едином корпусе, чьи небольшие габариты весьма обманчивы и не должны вводить в заблуждение относительно его возможностей.

Функция за функцией

UnitiLite способен воспроизводить компакт диски, файлы с твердотельных USB-накопителей, жестких дисков, портативных проигрывателей, в том числе i-гаджетов, работать с сигналом FM/DAB/DAB+ и интернет-радиостанций, а также цифровым контентом высокого разрешения, как в составе домашней сети по Wi-Fi и Ethernet к любым устройствам DLNA, так и с музыкальными интернет-сервисами — Tidal, Spotify и другими. С появлением версии UnitiLite с индексом «B» становится возможным подключать к нему мобильные гаджеты по интерфейсам Bluetooth. Кроме того, в UnitiLite встроен двухканальный интегральный усилитель мощностью 50W: на его вход легко подать аналоговый сигнал как с внешних устройств, так и воспользоваться выходом предварительного усилителя.

В связке с другими изделиями от Naim Audio возможности UnitiLite значительно возрастают. Например, подключив его к серверу Naim UnitiServe мы получаем возможность побитовой оцифровки CD, личную фонотеку, готовую вместить до 2400 музыкальных lossless файлов без потери качества, и возможность трансляции медиаконтента на любой компонент Naim Audio, подключенный к домашней сети, например, компактную стереосистему серии Mu-So. Не останутся разочарованы и любители домашних вечеринок, а также комплексного озвучивания жилого пространства в системах мультирум: в этих режимах UnitiLite прецизионно синхронизирует свое звучание с другими устройствами от Naim Audio.

 

Визуально UnitiLite ничем не отличается от своих более дорогих собратьев, больше напоминая фирменный проигрыватель компакт дисков, а потому не вызывающий никаких ассоциаций с уходом от традиционных ценностей Hi-Fi, так близких сердцу каждого меломана.

 

Во всем чувствуется основательный подход, а черный матовый корпус изделия кажется надежным и готовым к любым испытаниям. И хотя он и сделан из алюминия, по тактильным ощущениям напоминает, скорее, чугунное литье. Расположенная по центру стеклянная арка с логотипом компании, подсвеченная нежно-зеленым цветом, вкупе с однотонной подсветкой клавиш и небольшого матричного дисплея, придают UnitiLite вид строгий и торжественный.

 

Для своих габаритов UnitiLite откровенно тяжел, что не может не радовать — ведь это признак качественных материалов и высокой мощности используемого трансформатора питания.

Очевидно в угоду функциональности UnitiLite лишен такой приятной фирменной особенности как поворотный лоток компакт-диска. Возможно, это обусловлено достаточно плотной внутренней компоновкой. Однако само наличие этого лотка на фоне прочих предоставленных возможностей воспринимается скорее как опция. Не случайно на фронтальной панели отсутствует даже кнопка выброса компакт-диска, что, впрочем, можно сделать нажав два раза «стоп» — одну из девяти клавиш, расположенных на ней.

 

Других органов ручного управления, за исключением расположенных сзади сетевого тумблера и переключателя земляной петли, призванного исключить нежелательный фон, на устройстве попросту нет. Темброблок отсутствует не только физически, но и программно, однако любители покрутить традиционно расположенный рядом регулятор баланса не остались без внимания: к их услугам соответствующий пункт в русскоязычном меню настроек.

 

На фронтальной и тыльной коммутационных панелях устройства находятся не только классические Hi-Fi-разъемы для подключения внешних устройств, но и все многообразие наиболее востребованных коннекторов и антенн цифровых интерфейсов, включая беспроводные Wi-Fi и Bluetooth.

UnitiLite состоит из приятных мелочей, к которым можно отнести совмещение разъема для наушников с интерфейсом Toslink, а также специальный разъем для любителей i-гаджетов — музыка с них транслируется, минуя собственный DAC по цифровому каналу с последующей конвертацией в аналоговый сигнал силами UnitiLite. Чувствительность каждого из имеющихся коннекторов регулируется в настройках. Однако подключить UnitiLite напрямую к компьютеру через USB в роли внешнего ЦАПа нельзя.

 

Производитель советует использовать собственные кабели и способы коммутации, в противном случае, качество будущего соединения не гарантировано, о чем гласит характерная надпись рядом с необычными акустическими терминалами, места которых поменяли — левый находится справа и наоборот. И это не ошибка при сборке, а фирменная особенность — когда подключаешь кабель, находясь сзади аппарата, клеммы соответствуют твоему положению: правый канал — справа, а левый — слева. Сразу предупреждаю, что могут возникнуть сложности при подключении цифровых устройств кабелем стороннего производителя по оптическому интерфейсу Toslink ввиду того, что соответствующие разъемы значительным образом утоплены в корпус устройства.

 

Несколько удивляет специфический разъем выхода предварительного усилителя, наличие которого нельзя объяснить ничем иным как тонким, завуалированным предложением производителя со временем докупить более мощный усилитель, используя UnitiLite в качестве универсального источника сигнала. При желании к этому выходу подключается активная акустика или AV-ресивер. Разъем отвечает спецификациям DIN, обладает переключателем упоминавшейся выше земляной петли и, конечно же, его можно отключить в настройках.

 

Устройство комплектуется аккуратным пультом дистанционного управления, который удобно лежит в руке и обладает мощным сигналом с широкой диаграммой направленности, позволяя контролировать все основные функции устройства. Расположение кнопок показалось мне не вполне очевидным, но, возможно, это дело опыта. Кроме того, не стоит искать кнопки «Power» и «Sleep», поскольку ни режимом ожидания, ни таймером сна тестируемое изделие не обладает, настраивая на серьезный лад в общении с ним.

 

Дайте ему доступ, а дальше он справится сам

Тех, кто до этого не имел дел с потоковым аудио, сразу поспешу успокоить. Достав UnitiLite из коробки, уже через несколько минут вы сможете спокойно погрузиться в кресло и начать прослушивание. Несмотря на то, что зеленые символы на небольшом матричном дисплее отсылают нас к заре вычислительной техники, интерфейс нагляден и интуитивно понятен даже без обращения к инструкции, а кнопки фронтальной панели подсвечиваются, напоминая владельцу о порядке действий.

 

При первом включении потребуется лишь подсоединить акустику, ввести имя и пароль домашней сети. Можно сразу настроить радиоприемник, будильник, имена и параметры входов, задать предельное положение регулятора громкости, отрегулировать выход на наушники и многое другое.

Несмотря на строгий внешний вид, UnitiLite исключительно дружелюбен: как только сеть настроена, он находит все устройства, подключенные к домашней сети, включая персональный компьютер, музыкальный сервер (NAS) и объединяя их в соответствии с протоколом UPnP.

 

Управление UnitiLite как с фронтальной панели, так и с пульта лаконично и очевидно. Более того, в режиме воспроизведения компакт-диска или FM-радиоприемника он вообще мало чем отличается от традиционных устройств. Лишь при подключении к DAB-радиостанциям, сетевым и интернет-ресурсам, их музыкальное содержимое становится доступно через пункт меню «список», в котором можно выбрать подкаст радиостанции, плейлист, открыть папку, выбрав интересующее произведение и т.д.

 

Но не стоит торопиться вынимать пульт из коробки, равно как и разбираться с особенностями управления с фронтальной панели, поскольку Naim Audio предлагает куда более простой и удобный способ общения с UnitiLite — фирменное приложение для мобильных устройств, которое так и называется — NAIM. Это унифицированное программное обеспечение для управления любым устройством компании, способное работать по сети практически со всем каталогом сетевых решений Naim.

 

Приложение полностью дублирует функции пульта, а также позволяет осуществлять навигацию по домашней фонотеке и музыкальным Интернет-сервисам, создавать и редактировать плейлисты, просматривать обложки и сопроводительные материалы, управлять устройствами в системе мультирум и домашней вечеринки.

 

Владельцы i-гаджетов оценят доступ к библиотеке Rovi, где пользователю предлагается информация о музыкальных произведениях и их авторах, дискографии, библиографии, галереи изображений, статьи, форумы, а также рекомендации прослушать те или иные произведения, которые, по мнению программы, отвечают музыкальным вкусам слушателя. Последнее особенно интересно ввиду того, что многие меломаны, особенно с возрастом, имеют свойство зацикливаться в ограниченном пуле любимых музыкальных произведений.

 

При первом же включении приложение NAIM осуществляет поиск одноименных компонентов и всех доступных сетевых устройств. UnitiLite отображается на главной странице меню в разделе «зоны», где каждой «зоне» соответствует какой-либо продукт Naim Audio. После этого достаточно лишь выбрать источник — CD, FM, iRadio, UPnP, USB/iPod, Bluetooth, вход с передней панели, один из двух аналоговых входов или один из четырех цифровых и перейти к прослушиванию музыки.

 

Интерфейс приложения интуитивно понятен и вряд ли вызовет у пользователя какие-то трудности ввиду их полного отсутствия. Вместе с тем, управление воспроизведением показалось мне не совсем удобным, поскольку виртуальные клавиши и ползунковые регуляторы расположены слишком близко друг к другу. Так, например, желая отрегулировать громкость, можно случайно нажать на клавиши управления воспроизведением, с чем мне пришлось неоднократно столкнуться в ходе тестового прослушивания.

Вот и пришла пора решить, можно ли назвать его серьезным Hi-Fi компонентом. В системе стояли колонки Neat Motive SX3 на стойках Target, засыпанными кварцевым песком, акустическими кабелями Tellurium Q Black и сетевым кабелем QED rmc reference.

 

По сложившейся традиции в качестве тестового материала я слушал диски «In the mood of Giya Kancheli», «Колыбельные холмов» и «Слушай Ленинград» ВИА Ковчег. Первый позволяет расслышать любые призвуки, второй — выявить искусственность в подаче, третий — оценить качество воспроизведения голоса в среднечастотном диапазоне.

 

Акустическая гравитация

Оговорюсь, сразу же после покупки UnitiLite необходимо «прогревать» и чем дольше, тем лучше. Согласно разным источникам, на это уходит до нескольких дней, зато звук в сравнении с изделием, едва вынутым из коробки, меняется радикально. Я слушал уже заведомо прогретый аппарат.

 

UnitiLite убедителен не только на камерных записях, но и на масштабных оркестровых произведениях. Несмотря на заявленные 50 Вт мощности, играет UnitiLite неожиданно мощно и раскованно. Инструменты точно разделены. Звучание быстрое, плотное, насыщенное, энергичное с отличным драйвом. В нем присутствует не только детально реконструированное пространство, но и какая-то особая эмоциональная щедрость и глубина.

 

Бас плотный, структурированный, хорошо контролируемый. Человеческие голоса звучат тепло, рельефно без малейшего намека на цифровую сухость и буквально ощутимы физически. Никакой искусственности, цифры в подаче музыкального материала я не обнаружил.

 

Вместе с тем, пространственное разрешение, равно как и то, что в классическом Hi-Fi называется «soundstage», у UnitiLite мне показались весьма неоднозначными. Образы не имеют четкой локализации, не говоря об их эшелонированности, звук идет на слушателя единым фронтом. Последнее довольно странно ввиду того, что отзывы в зарубежной прессе на этот счет диаметрально противоположны моим.

Вообще, поначалу звук UnitiLite не произвел на меня никакого впечатления. Однако уже через несколько минут возникло чувство (да простят меня поборники точных наук) «акустической гравитации», когда невозможно оторваться от прослушивания. Вовлеченность такова, что в процессе тестирования мне несколько раз приходилось себя одергивать, вспоминая о том, что слушаю я UnitiLite не просто так.

Впервые мне пришлось столкнуться с тем, что при воспроизведении известных музыкальных произведений по сети их звучание произвело на меня куда большее впечатление, нежели звучание штатного проигрывателя компакт-дисков, демонстрируя фатальную ограниченность последних.

Напомню, в системе стояли полочники Neat Motive SX3, и надо сказать, связка Naim и Neat считается довольно распространенной: сами компании используют ее на выставках, и на многих форумах пользователи не раз писали о хорошей сочетаемости продуктов этих брендов. В данном случае относительно небольшие Motive SX3 вполне отвечали габаритам комнаты и мощности усилителя и несмотря на свои скоромные размеры показали вполне взрослое уверенное звучание. Скажу больше, с закрытыми глазами я вряд ли смог бы однозначно ответить, играют ли это полочные или напольные колонки. Впрочем, любителям слушать музыку на экстремальной громкости с обилием низких частот такой комплект не подойдет — он все же камерный, но в этом хорош.

Нескучные итоги

Если еще совсем недавно господствовала точка зрения, что интегрированные устройства, а тем более высокотехнологичные изделия «все-в-одном», являются плодом компромисса, то сегодня в этом вопросе, пожалуй, можно поставить жирную точку. UnitiLite наглядно демонстрирует отличное звучание и преимущества новых технологий хранения/передачи данных в сравнении с форматом CD-audio, позволяя при этом сохранить домашнюю коллекцию компакт-дисков. Он также подойдет меломанам, желающим с максимальной легкостью приобщиться к новейшим технологиям и фирменному звучанию Naim Audio, не выходя за привычный для Hi-Fi-дизайн и без лишних расходов для семейного бюджета.

 

Что касается розничной стоимости UntitLite, то людям, не имевшим ранее общения с брендом Naim Audio, она может показаться не самой низкой, но стоит лишь представить, сколько устройств от Naim Audio приобретается в одном корпусе, как все становится на свои места. Можно попытаться собрать аналогичную систему из раздельных компонентов производителя, однако с покупкой UnitiLite экономится приличная сумма на достойную акустическую систему и музыкальный сервер.

 

UnitiLite — действительно будущее аудиосистем высокого класса, поэтому всем тем, кто до последнего времени причислял себя к убежденным сторонникам аналоговых записей, обязательно стоит его послушать. Уверен, что после их число значительно сократится. Некоторые странности придают UnitiLite той пикантности, которую без сомнения оценят любители эксклюзивных вещей с яркой индивидуальностью. Во всяком случае, он точно не покажется им скучным.

Страница продукта: Naim Audio UnitiLite

 

Достоинства: вовлекающее, эмоциональное звучание, удобство управления, качество изготовления, обилие функций, многообразие цифровой и аналоговой коммутации.

Недостатки: отсутствие коммутации по USB с компьютером, нельзя оцифровать диски, левый и правый акустические терминалы поменяли местами, оптические разъемы утоплены в корпус, отсутствует режим «Standby».

Цена: 200 900 рублей

 

Паспортные данные:

Мощность: 50WPC в 8 Ом 75WPC в 4 Ом

Аналоговые входы: 2 х RCA, разъем 3,5 мм на передней панели

Цифровые входы (S/PDIF): 2 x оптических TosLink, 2 x коаксиальных, 3,5 мм mini-TosLink

Интерфейсы доступа: USB, Ethernet

Поддерживаемые звуковые форматы: WAV и AIFF (до 32 бит/192 кГц), FLAC (до 24 бит/192 кГц), ALAC (до 24 бит/96 кГц), Ogg Vorbis (до 16 бит/48 кГц), MP3, M4a

Интернет-радио: vTuner, ACC, Windows Media, MP3-потоки, MMS, Ogg Vorbis

CD-совместимость: Red Book и CD-R

Напряжение питания: 100В, 115В или 230В, 50/60Гц

Размеры (В х Ш х Г): 70 x 432 x 301 мм

Вес: 7,7 кг

Денис Виленский

ТЕСТ НАПОЛЬНОЙ АКУСТИКИ PENAUDIO LEGATO SIGNATURE: С ФИЗИКОЙ НАДО ДРУЖИТЬ

О чем может думать молодой финский музыкант, созерцая сдержанную красоту родной природы? Не знаю, но идеи у таких людей, похоже, интересные, а еще интересней становится, когда они воплощают их в жизнь. И наглядный тому пример — Сами Пентила (Sami Penttila), основатель и «золотые уши» компании Penaudio. С его пониманием High-End мне удалось познакомиться, послушав системы Penaudio Legato Signature. Определенно, в чем-то наши мысли сходятся.

Скромные габариты колонок Legato Signature легко введут в заблуждение относительно их возможностей, ведь обычно «большой» звук ассоциируется с крупными корпусами и динамиками. Я не раз слышал мнение, что колонки начинают правильно играть (классику, джаз, рок и т.д. — нужное подчеркнуть) при диаметре НЧ-диффузора,